Новости



Если завтра война

Facebook
КОСМОС, РОБОТЫ, ПРИПЛЫЛИ…

Хроники американского идиотизма

 

Во все времена положение той или иной страны на мировой арене, её вес и влияние в международной политике, её безопасность и авторитет определялись в первую очередь военным потенциалом. И в современном мире именно сила, т.е. наличие мощной и боеспособной армии – главная гарантия независимости и суверенитета любой державы. Поэтому быстрый рост русской военной мощи заставляет наши врагов сильно нервничать. Особенно их тревожит тот факт, что новейшие военные технологии в самых разных областях демонстрирует уже не только Россия, но и Китай, и другие страны. Между тем, возможности эффективно противостоять этим новым технологиям сегодня у Запада, зачастую, просто нет.

Например, на днях американский адмирал Джон Ричардсон, который руководит всеми военно-морскими операциями ВМС США, грустно заявил в интервью радиостанции Voice of America: «В последние годы американские военные моряки сталкиваются со все более усиливающимися российскими возможностями в области радиоэлектронной борьбы. Нам необходимо нарастить средства противодействия таким угрозам со стороны России. Для американского флота это новая задача. Именно эти разрушительные технологии станут решающими в будущих битвах, но мы пока сильно отстаём. Мы должны срочно увеличить инвестиции на этом направлении...»

Сомнения в американском военно-технологическом лидерстве коснулись даже такой чувствительной сферы, как космос. Недавно конгрессмен от Техаса Луи Гомерт в эфире телеканала «Фокс Ньюс» заявил: «Тот, кто контролирует космос, может контролировать и планету Земля. Космос слишком важен для нас, так что нельзя допустить, чтобы мы не могли его контролировать. А эта опасность нарастает. Вот уже и русские, и Китай, и другие пытаются посылать туда спутники, чтобы иметь возможность в какой-то момент нас шантажировать. Мы должны это прекратить, у нас есть технология, мы же всегда были лидерами! И теперь мы должны наверстать упущенное, чтобы снова иметь возможность защищать свою страну в космосе. Хотя сделать это сейчас будет даже сложнее, чем тогда, когда Кеннеди объявил, что мы отправим человека на Луну!»

В этих словах, так же, как и в заявлениях многих других американских политиков и военачальников, сквозит неподдельный страх, связанный с тем, что Вашингтон неумолимо теряет лидерство в передовых военных технологиях и всё сильнее отстаёт по многим направлениям уже не только от России, но и от Китая.

Почему же Пентагон так быстро и бездарно растратил то огромное преимущество, которое он получил в военно-стратегической и военно-технической области после развала Советского Союза? Ведь ещё пять-десять лет назад никому и в голову не могло прийти подвергнуть эти преимущества малейшему сомнению, а сегодня уже сами американские генералы, политики и эксперты хором твердят о своём отставании!

Дело в том, что после крушения советской военной машины Соединённые Штаты почувствовали себя абсолютным монополистом в этой области. Эксперты Пентагона и сами уверовали, и других убедили в том, что отныне военно-технологическое лидерство Вашингтона будет повсеместным, вечным и непоколебимым. Но в результате такое самолюбование, такая слепая вера в собственную исключительность сыграли с американцами злую шутку.

Во-первых, они привели к тому, что США запустили ряд грандиозных военных проектов, направленных на создание «оружия будущего» типа рельсотронов и суперлазеров, самолётов-невидимок F-35 и эсминцев «Замволт». И вот сегодня, по прошествии почти трёх десятилетий, можно смело сказать, что все эти гигантские проекты с треском провалились.

А во-вторых, такие сверхпроекты осуществлялись сплошь и рядом в ущерб обычным, традиционным вооружениям, качество которых в американской армии практически застыло на уровне конца 80-х годов ХХ века. Кроме того, самодовольная уверенность Вашингтона в том, что у него теперь нет конкурентов и все многочисленные американские союзники и вассалы просто обречены покупать у Америки то оружие, которое она им предлагает, лишила американский военно-промышленный комплекс важнейших стимулов к качественному развитию и освоению экспортных образцов нового поколения.

Результат налицо. Былое военно-технологическое преимущество США растаяло, как дым. Недавно глава Стратегического командования США генерал Джон Хайтен был вынужден признать: «И Китай, и Россия вкладывают огромные деньги в создание потенциала, единственной целью которого является ликвидация американского преимущества. В определенных сферах они инвестируют даже больше, чем мы. Они создают средства наземного и космического базирования, развивают новейшие технологии, и теперь их возможности являются огромной угрозой… Гиперзвуковой потенциал русских уже является для нас значительным вызовом. Теперь нам потребуется совсем другой набор приборов обнаружения для того, чтобы хотя бы видеть их гиперзвуковые угрозы. Сейчас мы их не видим. И наши противники знают об этом. У нас сегодня нет обороны, которая могла бы воспрепятствовать применению подобных вооружений против нас…»

Ну, что тут скажешь? Это – закономерный финал спесивой американской самоуверенности. А для нас теперь главное – не повторить их ошибки…

РУССКИЙ РОБОТ – САМЫЙ РОБОТИЗИРОВАННЫЙ!

И мы стараемся. Вот пример.

Роботизированные оружейные комплексы для ведения войны на суше и на море, в воздухе и в космическом пространстве в недалёком будущем радикально изменят характер ведения боевых действий. И Россия является одним из несомненных лидеров на этом важнейшем направлении. Например, знаменитый Уралвагонзавод разрабатывает новейший тяжелый штурмовой робототехнический комплекс на шасси танка Т-72 под названием «Штурм». Основная цель разработки – снижение потерь личного состава при боевых действиях в условиях плотной городской застройки. Предполагается, что в состав такого комплекса войдут как минимум четыре боевых робота с различными вооружениями.

Среди основных требований к робототехническому комплексу «Штурм» — наличие сверхвысокой всеракурсной защиты, которая сохранит боеспособность машин даже после попадания 10-15 гранат ручного противотанкового гранатомета и минного подрыва. Также комплекс должен обладать возможностью энергичного маневрирования в ограниченном пространстве городской застройки – в том числе обеспечивать беспрепятственное круговое вращение орудийной башни в узких проходах. При этом максимальная скорость роботов при дистанционном управлении должна достигать не менее 40 км/ч.

В комплекс «Штурм» входят четыре боевых машины:

Боевая машина №1 – это танк массой до 50 тонн, со 125-мм пушкой с укороченным стволом, с автоматом заряжания на 22 выстрела, пулеметом Калашникова калибра 7,62 мм и бульдозерным отвалом. За счет укороченного ствола у такого танка появится возможность увеличить угол возвышения орудия до 20 градусов, что очень важно при ведении боевых действий в городе, т.к. даёт возможность вести эффективный огонь по верхним этажам зданий.

Боевая машина №2 – это огнемётная машина ближнего боя с блоками пусковых установок реактивных пехотных огнеметов калибром 90 мм РПО-2 «Шмель-М» прицельной дальностью до 800 м., со вспомогательным пулеметом и отвалом.

Боевая машина №3 – это универсальная машина огневой поддержки с боевым модулем из двух 30-мм автоматических пушек 2А42 (боекомплект до 1000 выстрелов), с пулеметом, огнемётами «Шмель-М» и бульдозерным отвалом.

Боевая машина №4 – это тяжёлая огнемётная система с неуправляемыми реактивными снарядами калибром 220 мм. «Солнцепёк». На машине устанавливаются 16 направляющих для фугасных или термобарических выстрелов с дальностью до 6 км. и эффективной площадью поражения более 25 тыс. кв. м. Дополнительное вооружение — пулемет ПКТМ калибра 7,62 мм. и отвал.

Для управления этими танками-роботами на базе шасси танка Т-72Б3 предполагается создать высокоподвижный пункт дистанционного управления, находясь в котором, операторы смогут с расстояния более 3-х км. управлять ходом боя. Вдобавок, также на базе Т-72Б3 будет создан специальный тяжёлый бронетранспортёр для группы охранения из восьми человек, чьей задачей станет оборона подвижного пункта управления в случае внезапного нападения. Таким образом, весь комплекс в целом будет включать не менее 6 тяжёлых бронированных машин, созданных на общей базе и максимально унифицированных по оружию и запасным частям, по ремонту и обслуживанию.

Читатель может спросить: но почему этих новейших роботов решили создать на платформе Т-72, пусть и проверенной, и надёжной, но всё же далеко не новой? Почему осталась не у дел тяжёлая платформа «Армата», на базе которой уже создан и проходит испытания в войсках первый танковый батальон перспективных танков Т-14? На этот вопрос недавно ответил вице-премьер Юрий Борисов. Он сказал: «У нас пока нет особой нужды в массовом переходе на «Армату» и «Бумеранг». Это модели достаточно дорогостоящие. Они – перспектива автобронетанковой техники. Но уже стоящая сегодня на вооружении бронетехника модернизируется и отлично себя проявляет. Поэтому нам и удаётся, имея бюджет в 10 раз меньше стран НАТО, за счёт эффективных решений по модернизации поддерживать паритет. Зачем нам наводнять «Арматами» все Вооруженные силы, если у нас модернизированный танк Т-72 по сравнению с американскими «Абрамсами», французскими «Леклерками» и немецкими «Леопардами» по цене, эффективности и качеству значительно их превосходит?»

На таком фоне робототехнический комплекс «Штурм» должен стать передовым эшелоном наших боевых порядков – вскрывать оборону противника, расположение его огневых средств, уничтожать скрытые цели и выдавать целеуказания на другие огневые средства, которые управляются людьми. Это позволит спасти жизнь многим нашим наступающим военнослужащим и выведет тактику ведения городского боя на совершенно новый уровень, на котором преимущество российского оружия станет бесспорным.

Правда, часть отечественных экспертов пока сомневается в эффективности таких тяжёлых робототехнических комплексов. Они, типа, не очень-то пригодны для современной манёвренной войны, где всё зависит от скорости и глубины дерзкого прорыва. Типа, города не надо штурмовать, их надо обходить, оставляя в глубоком тылу. А эти тяжёлые роботы слишком медлительны и неповоротливы для таких стремительных операций…

Что ж, может и так. Пока, так… А завтра? Вот, для того, чтобы у русской армии было это светлое победное «завтра», нам надо уже сегодня проектировать и строить оружейные комплексы, находящиеся на грани реальности и фантастики. Только так победим…

Мы русские, с нами Бог! Господи, благослови!

Константин Душенов, директор Агентства аналитической информации «Русь Православная»

Комментариев нет »

No comments yet.

Leave a comment

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте