Новости



Если завтра война

Facebook
Минобороны вступило в битву против Минфина
Крайне резкой оказалась реакция Минобороны России на предложение другого влиятельного ведомства – Минфина – сократить расходы на Вооруженные силы. Всему виной коронавирус и связанные с пандемией потери бюджета. Почему небольшие, казалось бы, финансовые ограничения вызвали у Минобороны настолько болезненный отклик?

Реформирование Вооруженных сил – процесс порой необходимый, но всегда сложный. Армия сама по себе консервативна и к любого рода изменениям относится крайне болезненно, а уж тем более к ущемлениям. Нынешние предложения Минфина в Минобороны сочли именно таковыми, так как касаются они во многом материальной стороны вопроса.

В какой-то мере Минфин можно понять. Действительно, по заявлению главы ведомства Антона Силуанова, сделанному еще весной, потери бюджета из-за коронавируса могут составить в текущем году более триллиона рублей. Миллиард рублей российская экономика теряет из-за вируса ежедневно. А Вооруженные силы и другие силовые ведомства – едва ли не главные расходные части российского бюджета. Закономерной выглядит попытка отщипнуть кусок бюджетного пирога именно у них.

Каким образом Минфин собирается сэкономить на армии? Во-первых, предлагается сократить штатную численность военнослужащих Российской армии на 10%, то есть на 100 тысяч «штыков» (исходя из того, что численность армии определена в 1 миллион 13 тысяч человек). Это внушительная часть Вооруженных сил РФ. К примеру, в ВДВ служат всего-то 45 тысяч десантников, а все Сухопутные войска насчитывают 279 тысяч, так что «потеря» будет достаточно ощутимой.

Для сравнения. Наши западные партнеры располагают вооруженными силами, уже превышающими российские. Так, на 30 сентября 2009 года численный состав ВС США составлял 1 462 170 человек, и никаких сокращений американцы не планируют.

А если учесть ОВС НАТО, то соотношение станет еще более показательным. С июля 2018 года по июль 2019 года численность вооруженных сил Германии выросла с 179 797 до 182 832 военнослужащих. Вооруженные силы Франции насчитывают 201 тысячу, Италии – 176 тысяч, Великобритании – 188 тысяч, Испании и Греции – примерно по 177 тысяч, Польши – 105 тысяч, Чехии – 57 тысяч, Румынии – 93,6 тысячи, Болгарии – 68,5 тысячи, Португалии – 45 тысяч, Бельгии и Венгрии – примерно по 34 тысячи, Словакии – 26 тысяч, Норвегии – 26,7 тысячи, Словении – 9 тысяч, а коллективной Прибалтики – 26 тысяч человек. А еще численность ВС Турции, которая активизировалась сейчас на Кавказе, насчитывает около 500 тысяч человек. То есть суммарно вооруженные силы стран, входящих в НАТО, составляют еще более двух миллионов человек.

Си­лы вы­со­кой го­тов­но­сти НАТО (го­тов­ность к при­ме­не­нию до 90 суток) сум­мар­но могут выставить до 12 ар­мей­ских кор­пу­сов, около 28 ди­ви­зий, свыше 70 отдельных бри­гад; около 2,3 тысячи бое­вых са­мо­ле­тов, около 250 бое­вых ко­раб­лей. При этом руково­дство бло­ка про­дол­жа­ет ре­фор­ми­ро­ва­ние ОВС НАТО в це­лях при­ведения их боево­го и чис­лен­но­го со­ста­ва в со­от­вет­ст­вие со сло­жив­шей­ся военно-политической обстанов­кой, ха­рак­те­ром и мас­шта­ба­ми ве­ро­ят­ных во­енных кон­флик­тов. А она не располагает к спокойствию.

И все эти силы без учета резерва. Например, только Турция уже через месяц может нарастить численность сухопутных войск до 1,1 миллиона человек. Не стоит забывать и наших недавних братьев по СССР – Украину с 255 тысячами человек под ружьем и Грузию, где в строю еще 20,6 тысячи. Они вполне могут оказаться в первых рядах нападающих на Россию.

На Дальнем Востоке есть еще Япония с ее мечтами о «северных территориях». Там еще 255 тысяч человек. И Китай, где под ружьем более двух миллионов. Быть уверенным в его абсолютном дружелюбии, учитывая еще недавнию историю наших отношений, тоже не приходится. Принимая во внимание протяженность границ нашей страны и характер нарастающих угроз и вызовов, даже имеющихся в настоящее время у России вооруженных сил маловато.

Оптимизацию расходов предлагается осуществить посредством ликвидации вакансий, а также переводом на гражданскую службу тех, кто не связан с выполнением боевых задач. Речь о преподавателях, финансистах, кадровиках, медиках, тыловиках, журналистах и представителях некоторых других специальностей, которые сейчас носят погоны. Нечто подобное происходило и при бывшем министре обороны Анатолии Сердюкове (человеке сугубо гражданском), однако практика показала, что это было сомнительное решение. Например, впоследствии те же ликвидированные им военные училища пришлось восстанавливать.

«Вакансии» в армии действительно есть – в рядах Вооруженных сил служит отнюдь не означенный миллион, а немногим более 800 тысяч человек; дивизии, бригады и полки сформированы по штату мирного, а не военного времени.

У каждого командира есть свободные клеточки в штатном расписании, которые он может заполнить реальными людьми в случае какой-либо экстренной ситуации. Еще такими «вакансиями» легко жертвовали именно при очередном сокращении, не затрагивая реальных военнослужащих. Тут есть нюанс. Если в воинской части реально случит 800 человек, а по штату числится 1000, то денежным и иными видами довольствия обеспечивается именно то количество, которое есть в наличии.

Вероятно, в Министерстве финансов заподозрили, что военные мудрят с «мертвыми душами» и выбивают под них завышенный бюджет. Это легко проверяется, к тому же и уголовно наказывается. В общем, сэкономить на таком сокращении вряд ли получится. «Предложение Минфина России по сокращению должностей приведет к нулевому экономическому эффекту, так как средства на выплату денежного довольствия военнослужащим выделяются на реальную численность», – официально заявили в Минобороны.

Есть в армии и профессии, условно называемые «гражданскими», представители которых носят погоны и имеют офицерские, да и генеральские звания. Отдельным корпусом среди них можно выделить преподавателей военных вузов – по профильным предметам это именно профессиональные военные, которые еще не достигли пенсионного возраста. И вот как представить, например, преподавателя кафедры тактики или огневой подготовки Московского высшего общевойскового командного училища (МосВОКУ) в штатском пиджаке на занятиях во время полевого выхода? Или преподавателя Казанского высшего танкового командного училища (КВТКУ) в телогрейке и заячьем треухе на танкодроме при вождении боевых машин? Это ведь нонсенс! Как гражданские люди будут обучать курсантов искусству современного боя?

К слову, на официальном сайте КВТКУ в разделе «вакансии» значится, что в настоящее время «открытых вакансий нет». А ведь они могут появиться уже в ближайшее время, если с преподавателей снимут погоны. Это ведь не только авторитет офицера перед курсантами, образец для подражания, но и финансовая составляющая – оклад преподавателя военного вуза состоит из оклада по должности и оклада по званию (не берем в расчет прочие надбавки). И вот одним махом его, скажем, полковника, лишают 14 526 рублей в месяц, которые в 2020 году причитаются в армии за погоны.

Аналогичная ситуация с военными медиками, юристами, финансистами, кадровиками, тыловиками и пр. Погоны им даются не за красивые глаза, а за специфику службы в Вооруженных силах, которая предполагает особые условия службы, и они по приказу готовы отправиться в любую, в том числе горячую точку. У коллег из газеты «Красная звезда» сейчас практически не осталось журналистов в воинских званиях – не более десяти человек, да и тем понижены должностные категории.

К слову, именно «Красная звезда» одна из первых опубликовала заявление Минобороны, в котором содержится ответ на предложения Минфина. «В Совет безопасности Российской Федерации направлена мотивированная позиция о неприемлемости данных предложений и отсутствии их поддержки со стороны руководства военного ведомства», – говорится в этом заявлении. И слово «неприемлемость» здесь ключевое. То есть полное несогласие. Особенно с опытом подобных мероприятий в 2007–2012 годах, который не доказал своей эффективности, а, наоборот, отрицательно повлиял на боеспособность Вооруженных сил.

Также предлагается увеличить срок носки обмундирования. Помилуйте! Военная форма при разработке проходит испытание на износостойкость. Исходя из этого и определяется срок носки. Увеличив же этот срок, Минфин добьется лишь того, что ВС России будут напоминать сборище оборванцев.

«Подобные предложения действительно могут принести Минфину лишние миллионы рублей, – считает доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский. – Однако речь может идти лишь о сотне-другой миллионов рублей, что бюджет точно не спасет. Зато мы оголим армию, потеряем профессиональные кадры. Текущая кадровая раскадровка в армии написана кровью и многолетним боевым опытом, численность Вооруженных сил обусловлена реалиями сегодняшнего дня, и менять ее в угоду сиюминутным проблемам нет никакого смысла. В конечном итоге COVID рано или поздно закончится, но на восстановление армии потребуется еще длительное время».

Еще одно предложение экономии заключается в лишении питания контрактников, им, мол, можно столоваться лишь во время боевого дежурства и на полевых выходах. Если учесть, что зарплата у военнослужащих рядового и сержантского состава контрактной службы и так невелика, то большая часть получки будет уходить на пропитание. Да и что будет есть молодой парень в общежитии, где нет особых условий для приготовления пищи, да и опыта у него такого нет? Полноценного трехразового питания, в котором все калории рассчитаны специалистами (теми же тыловиками, к слову), у него точно не будет. А голодный солдат – это и не солдат вовсе. Как об этом не знать министру Антону Силуанову, который проходил срочную службу еще в Советской армии?

Предлагает Минфин пройтись и по военным пенсионерам, которых предлагается лишить ежегодного увеличения военной пенсии на 2% сверх уровня инфляции. Эта норма, напомним, утверждена законодательно. Плюс предлагается увеличить срок выслуги, необходимой для начисления военной пенсии, и довести ее до 25 лет – вместо нынешних 20. При этом не засчитывать в общий стаж время учебы в военном вузе. Здесь нужно учесть, что курсант в училище принимает присягу, и его учеба на протяжении четырех–пяти лет связана в том числе со служебными обязанностями, несением гарнизонной и караульной службы, участием в полевых выходах (это тоже своего рода учения) и прочими военными делами. К слову, и контракт на военную службу курсанты заключают еще во время учебы. Так что очередная нестыковочка получается в задуманной Министерством финансов «реформе» армии.

Еще раз отметим, что подобные предложения Минфина, с абсолютной аналогичностью формулировок, были направлены и командованию Росгвардии. А еще в середине октября аналогичные меры были разработаны для МВД, ФСИН, ГФС и ФССП. Так что как «разборка» Силуанова с Шойгу эта ситуация не выглядит – Минфин прошелся по всем силовикам, за исключением разве что ФСБ (по крайней мере открытых данных об этом нет). Однако наиболее мощный отпор дали именно в Минобороны, и «бодания» с Минфином выглядят как настоящая война двух ведомств. Армия, похоже, будет обороняться до конца.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте