Новости



Если завтра война

Facebook
Страдал за веру: Эрдоган послал Макрона к врачу из-за слов об исламе
Отношения Турции и Франции еще больше обострились на фоне резкой полемики о вопросах религии.

В острую дипломатическую и экономическую фазу перешел конфликт Парижа и Анкары на религиозной почве. Турецкому президенту крайне не понравились слова его французского коллеги о радикальном исламе: Эрдоган посоветовал Макрону «провериться у психиатра», а мусульман призвал бойкотировать французские товары. Париж заявил о неприемлемости таких высказываний и отозвал своего посла в Анкаре для консультаций. Франция — не единственный союзник Турции по НАТО, которого в Анкаре в последние месяцы решили основательно разозлить, демонстративно пренебрегая возможными последствиями.
Подкорректировать религию

Противостояние двух союзников по Североатлантическому альянсу — Франции и Турции — в последние дни перешло в новое измерение — религиозное. Начало конфликту положило выступление французского президента Эммануэля Макрона, посвященное противодействию религиозному сепаратизму и экстремизму. В начале октября глава государства, в частности, пообещал, что уже в декабре в парламенте будет представлен законопроект, направленный на укрепление республиканских ценностей и строительство во Франции ислама, который «жил бы в мире» с общенациональными нормами. «Речь идет о том, чтобы попытаться всем вместе создать такой порядок, который позволит — я на это искренне надеюсь — построить просвещенный ислам в нашей стране. Ислам, который бы жил в мире с республикой, уважал бы принцип отделения церкви от государства и успокоил бы разгоряченные умы», — заявил Макрон, слова которого приводит Euronews.

Он подчеркнул, что «в обязанности государства не входит придавать исламу определенную структуру, но мы должны предоставить для этого все возможности и прежде всего освободить ислам Франции от иностранного влияния». Макрон также заявил о том, что ислам во Франции нужно освободить «от иностранного влияния», в частности, путем более жесткого контроля за порядком финансирования мечетей, а иностранным имамам надо перестать выдавать въездные визы.

мечеть

Мусульманское сообщество во Франции — крупнейшее в Европе: в республике живет около 6 млн последователей ислама. С учетом этих цифр угроза создания некоего «параллельного общества», о котором говорил Макрон, выглядит реальной и более чем обоснованной. Радикализация мусульман Франции чревата тем, что значительная часть жителей страны начнет действовать по своим собственным законам, предупреждал он.

При этом наиболее острый ответ вызвало утверждение президента о том, что ислам сейчас «переживает кризис по всему миру», а не только во Франции. Эти слова наряду с идеями о «построении» некого современного ислама стали поводом для жесткой критики со стороны как руководителей тех стран, где ислам является государственной или основной религией, так и простых верующих.
«Исламисты хотят захватить наше будущее»

В Елисейском дворце, защищая высказывания президента, пытаются доказать, что его речь — лишь демонстрация того, что глава государства готов свободно выступать даже по таким чувствительным вопросам, как религия. Однако критики президента полагают, что его слова обращены прежде всего к избирателям правых взглядов — таким образом Макрон, мол, уже готовится к выборам 2022 года. «Многие консервативно настроенные избиратели считают, что ислам и мусульмане представляют собой угрозу основным принципам французского общества — таким, например, как свобода слова», — указывает «Русская служба Би-би-си». Она же приводит слова французского правозащитника Ясера Луати, считающего, что «Макрону удалось всего лишь за час своего выступления похоронить принцип разделения религии и государства, взбодрить крайне правых, антиисламски настроенных левых, а также поставить под угрозу жизни мусульманских школьников и студентов, призывая, несмотря на глобальную пандемию, к серьезным ограничениям права обучения на дому».

Мусульманин

Масла в огонь конфликта добавило резонансное преступление, совершенное 16 октября в Конфлан-Сент-Онорине — пригороде Парижа. Там уроженец Чечни 18-летний Абдуллах Анзоров убил и обезглавил учителя средней школы Самюэля Пати за то, что тот демонстрировал своим ученикам карикатуру на исламского пророка Мухаммеда. Это изображение было опубликовано более пяти лет назад сатирическим журналом Charlie Hebdo и стало поводом для нападения исламских радикалов на редакцию, где были убиты 12 человек, в основном — сотрудники издания.

Совершенная в январе 2015-го расправа стала самым значимым и самым трагическим эпизодом в непрекращающейся глобальной дискуссии о том, где проходит граница между общечеловеческими правами и свободами, с одной стороны, и глубокими религиозными убеждениями и нормами — с другой. После гибели Пати президент Франции заявил, что страна «не откажется от публикации карикатур», а убийство преподавателя было совершено «потому, что исламисты хотят захватить наше будущее».
Послал к психиатру

Заявления французского лидера на тему ислама ожидаемо стали поводом для протеста со стороны мусульман. В Сирии, Ливии и Палестине прошли массовые протесты, участники которых сжигали французские флаги и топтали портреты Макрона. Пакистанский премьер-министр Имран Хан обвинил Макрона в «нападках на ислам», отметив, что французский президент мог бы «отказаться размещать (в своей стране) экстремистов, а не содействовать еще большей поляризации и маргинализации, которая неминуемо ведет к радикализации». Как отмечает AFP, марокканский МИД решительно осудил публикацию карикатур на пророка Мухаммеда, а глава дипломатического ведомства Иордана назвал такие материалы «не вопросом личной свободы, а преступлением, которое порождает насилие».

Акции протеста в Стамбуле

Акции протеста в Стамбуле


Впрочем, гораздо дальше других в своем осуждении высказываний и планов Макрона зашла Турция и ее президент Тайип Реджеп Эрдоган. По его словам, Макрону надо бы «провериться у психиатра», раз уж он «просыпается и засыпает с мыслями об Эрдогане». В понедельник президент Турции призвал своих сограждан отказаться от приобретения французских товаров, а ранее о бойкоте продуктов и любых других изделий с маркировкой Fabriqué en France объявили отдельные торговые сети в мусульманских странах. И, судя по всему, это лишь первые экономические результаты противостояния между исламским миром и Францией в целом и президентом Эрдоганом в частности.

Явно выходящие за рамки дипломатического этикета высказывания турецкого лидера в адрес Макрона в Европе осудили. Франция отозвала своего посла в Анкаре для консультаций и оценки ситуации. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель потребовал от президента Турции «прекратить раскручивать опасную спираль конфронтации». Итальянский премьер Джузеппе Конте назвал выражения Эрдогана неприемлемыми и подчеркнул, что «личное оскорбление не только не способствует позитивной повестке дня, которую ЕС хочет продолжить с Турцией, но и, наоборот, отталкивает от решений».
«Архитектор новой Османской империи»

Роль турецкого президента, который во многом строит свою политику именно на религиозных ценностях, назвать ординарной здесь никак нельзя. Впрочем, у нарастающего конфликта есть не только глобальные, но и национальные предпосылки. «Обмен любезностями» с Францией — лишь последний из примеров расхождений во взглядах на многие проблемы, которые есть у Турции и стран Запада, ее союзников по НАТО. Среди них — подход к решению конфликта в Нагорном Карабахе, ситуация с разведкой и добычей природных ископаемых на шельфе в Восточном Средиземноморье, войны в Сирии и Ливии, тема покупки и испытаний Турцией российских ракетных систем С-400.

ЗРК С-400 

ЗРК С-400


Еще больше акцентируя внимание на опасности, настоящей или мнимой, которую для жителей Турции представляют взгляды Макрона, Эрдоган приравнял высказывания своего французского коллеги к угрозам национальной безопасности страны. Как отмечает французская Le Monde в редакционной статье, своими действиями Эрдоган прежде всего добивается «увеличения числа иностранных конфликтов», в которых участвует Турция: за счет этого в глазах соотечественников президент сможет выглядеть «архитектором новой Оcманской империи, притом что дела в экономике плохи, турецкая валюта — лира — стремительно обваливается, а национальный проект культурной революции зашел в тупик». «Единственная сфера, где не наблюдается спада, — это уровень репрессий», — пишет газета.
«В товарищах согласья нет»

Если предположение французского издания верно, вполне объяснимой становится показная индифферентность Эрдогана по отношению к всевозможным международным наказаниям, которыми турецкому лидеру грозят за его «неповиновение». Не исключено, что именно ради демонстрации такой решимости и непреклонности Анкары, несмотря на многочисленные внешние невзгоды, турецкий президент и действует подчас крайне жестко и совершенно недипломатично. В любом случае, как отмечал в беседе с «Известиями» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, доцент Дипакадемии МИД РФ Владимир Аватков, негативная реакция международного сообщества, будь то Евросоюз или ООН, Анкару не слишком волнует. «Турция в целом действует в мире исходя из того, что она является мировой державой и все должны следовать ее логике», — подчеркивал специалист.

Как минимум отчасти жизнеспособности таких претензий Анкары может способствовать отсутствие единства в подходах партнеров Турции по НАТО и стран — членов Евросоюза к проводимой в республике политике. Согласно крыловской басне, «когда в товарищах согласья нет», то и рассчитывать на успех совместных действий не приходится.

магазин

Табличка с надписью на арабском языке «Французские продукты бойкотируются во имя пророка Мухаммеда» в супермаркете в Аммане, Иордания, 26 октября 2020 года


Корреспондент греческой газеты Katimerini Яннис Палаиологос, например, отмечает, что «стратегическое мышление ЕС в отношении Турции носит непоследовательный характер». Разбирая ситуацию с конфликтом в Восточном Средиземноморье, он обращает внимание на то, что Греция с Кипром при поддержке Франции в сентябре «в течение нескольких недель добивались новых и более широких санкций» против Анкары, призванных продемонстрировать, что «угроза суверенитету одного из государств — членов Евросоюза приведет к вмешательству всего блока». «При этом Германию беспокоит то, что новая порция санкций приведет к усилению трений с Эрдоганом, который, по оценке канцлера Ангелы Меркель, сыграл полезную роль в ограничении потока мигрантов в Европу, — пишет Палаиологос в колонке, опубликованной в The Wall Street Journal. — Позицию Берлина определяют также наличие в Германии многочисленного говорящего на турецком меньшинства и близкие экономические связи двух стран».

В результате при отсутствии скоординированного общеевропейского и тем более единого трансатлантического подхода к ситуации руки у Эрдогана, по сути, развязаны. Угрозы не принять Турцию в Евросоюз больше, похоже, действия не имеют — Анкара, похоже, уже отчаялась вступить в сообщество. Поэтому, что бы ни заявляли европейские и западные в целом политики, турецкий караван продолжит идти. Тем более когда им управляет погонщик с такой жесткой рукой, как у президента Эрдогана.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте