Новости



Если завтра война

Facebook
Путин с Трампом встретятся, но будет уже поздно
Политики и эксперты не видят смысла в рандеву двух президентов.



Материал комментируют Кирилл Бенедиктов и Станислав Бышок.






Сейчас о том, чтобы президенты России и США Владимир Путин и Дональд Трамппровели встречу в Вашингтоне, не может быть и речи. Такое мнение на встрече со студентами МГИМО высказал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

«Де-факто самое легкое — встречаться на полях международных многосторонних мероприятий», — убежден он. «Пока ближайшее многостороннее мероприятие будет в Осаке, это будет следующая „двадцатка“ через полгода. А это — непозволительная пауза и для наших двусторонних отношений, и для международной безопасности и стабильности».

Песков рассказал, что варианты официального визита Путина в американскую столицу, лидеры двух стран обсуждали еще на встрече в Хельсинки в июле этого года. «Тогда об этом речь шла, сейчас об этом речи идти не может. Никто об этом не говорит, потому что сейчас не ясны вообще перспективы следующей встречи двух президентов», — подчеркнул он.

Днем ранее о том, что встреча лидеров России и США может состояться в июне 2019 года на следующем саммите G20, рассказал в интервью телеканалу «Россия-1» помощник президента России Юрий Ушаков.

Ушаков также рассказал, что американская сторона считает, что контакты прерывать нельзя.

«Если не получается встреч на высшем уровне, то надо продолжать их на более низких уровнях. Это тоже, наверное, правильно», — отметил он.

Стоит отметить, что одной из центральных тем несостоявшегося в Аргентине разговора должна была стать ситуация вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, о намерении выти из которого американский лидер объявил еще в конце октября.

«Мы как раз ждали беседы Путина и Трампа, которые могли бы обсудить процесс и наметить какие-то самые пунктиры к потенциальному диалогу по этой теме. Но, к сожалению, как вы знаете, беседа не состоялась», — рассказал студентам МГИМО Дмитрий Песков.

Насколько «непозволительная пауза» может повлиять на развития ситуации, и есть ли вообще смысл подобных встреч, учитывая, что предыдущие никаких ощутимых результатов не дали.

И почему действительно президенты не могут просто встретиться в Вашингтоне или в Москве? Ведь Путин спокойно летает ко всем западным лидерам, и они к нему…

Напомним, последний раз президенты России и США обменялись официальными визитами почти 10 лет назад: летом 2009-го Москву посетил Барак Обама, а год спустя в Вашингтон приезжал Дмитрий Медведев.

— Ни в одной другой западной стране, кроме, пожалуй, Польши, тема России не является такой «токсичной» в контексте внутренней политики, — уверен политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Ни одного лидера западных стран, кроме Трампа, не обвиняли на протяжении такого длительного времени в том, что тот является ставленником Кремля. Нигде, кроме Америки, не ведётся судебных разбирательств, грозящих действующему главе государства импичментом из-за «порочных связей» с Россией. Эта история, кстати, должна быть весьма поучительной для будущих лидеров западных стран, которые хотели бы улучшить отношения с Москвой. Первое правило «Клуба друзей России» — никому не говорить о своих дружественных чувствах в отношении этой страны.

«СП»: — Насколько вообще эффективны встречи Путина и Трампа? Предыдущие не дали ничего. Может, в них вообще нет смыла до тех пор, пока одна из сторон не согласится на реальные уступки?

— В идеале, конечно, итоги каждой встречи на высшем уровне должны выражаться в кубометрах, баррелях, миллиардах долларов и тому подобном. В реальности же на сегодняшний день мы можем довольствоваться рукопожатиями под камеру и общими словами про стремление в будущем прийти к лучшему взаимопониманию. Это уже неплохо, учитывая текущее положение дел. Такие встречи носят важный не обязательно политический, но психотерапевтический характер, остужающий пыл горячих голов, которые с разных сторон спектра идеологической неадекватности говорят о надвигающейся большой войне. Кого?.. С кем?.. И — главное — ради чего?.. Пока лидеры государств встречаются или, во всяком случае, готовятся к гипотетическим встречам, воображаемые пушки молчат.

«СП»: — По словам помощника Путина Юрия Ушакова, американская сторона считает, что контакты прерывать нельзя. «Если не получается встреч на высшем уровне, то надо продолжать их на более низких уровнях». Есть ли в этом смысл? По каким темам подобные контакты могли бы выработать конструктивный консенсус?

— Россия поддерживает контакты разного уровня даже с малозначимой Грузией, с которой официально разорваны дипломатические отношения. С США, разумеется, контактов больше вне зависимости от текущего состояния наших отношений. В этом суть работы любого внешнеполитического ведомства: продолжать коммуникацию вне зависимости от текущей двусторонней или мировой конъюнктуры. Если не получается подступиться к вопросу о санкциях или возвращении российской дипсобственности в США, то можно развивать относительно нейтральные направления, такие как академический обмен, совместные космические исследования или, скажем, защита окружающей среды.

«СП»: — Кстати, о темах. По словам Пескова в Аргентине президенты должны были обсуждать пути диалога по поводу ДРСМД. Эта тема так важна для Трампа? Или ему важнее инцидент в Керченском проливе, из-за которого он отменил встречу?

— История в Керченском проливе — благовидный предлог для отмены встречи в виду обострения внутриполитической ситуации в США вокруг президента. Разумеется, для Дональда Трампа инцидент между Украиной и Россией не имеет вообще никакого значения. ДРСМД и другие глобальные вопросы, которые могли бы и — по долгу службы — обязаны обсуждать главы великих государств, не идут ни в какое сравнение с мелкими приграничными инцидентами.

«СП»: — Возможен ли компромисс по этой и другим важнейшим для наших стран темам? Как долго еще Украина и прочие не имеющие связи с нашими двусторонними отношениям помехи будут мешать договариваться?

— Мешает договариваться не Украина, а крепкий внутренний двухпартийный антироссийский консенсус в Вашингтоне. Причём этот консенсус сегодня существенно сильнее, чем был в 2008 году или во время военной операции российской армии в Чечне. В этих условиях, помноженных на перманентную политическую борьбу в США, Украина — просто предлог, не более того.

Компромисс предполагает, что каждая из сторон отказывается, пусть и частично, от каких-то своих интересов в пользу своего партнёра по переговорам. Пока неясно, от чего готова отказаться Москва и, главное, что за это она может получить от Вашингтона. Вариант «мы отменяем санкции, а вы взамен отказываетесь от «Северного потока-2» или что-то в этом роде не представляется привлекательным.

По словам политолога-американиста и публициста Кирилла Бенедиктова, два основных фактора определяют невозможность встречи Путина и Трампа в столицах России и США.

— Первый — это то, что Трамп сильно растревожил влиятельные круги американской политической элиты своими заявлениями о том, что «поладил бы с Путиным». Страх перед тем, что Трамп сломает сложившиеся за десятилетия правила игры, возник еще во время предвыборной кампании, усилился после победы Трампа на выборах в ноябре 2016 г. и превратился в манию в 2017 году. Любой не то что шаг, но даже взгляд Трампа в сторону российского президента вызывает немедленную истерику в СМИ, причем неважно, относятся ли эти СМИ к неоконсервативному или же, наоборот, к либерально-интервенционистскому крылу. Отношения между Трампом и Путиным стали «токсичными», благодаря той атмосфере нетерпимости и враждебности ко всему, что связано с нашей страной, которая планомерно создавалась в США последние годы.

Второй фактор — не менее, если не более, важный, чем первый — это отсутствие повестки. Говорить не то, чтобы не о чем — темы есть, и темы эти имеют важнейшее значение для мировой политики (Сирия, Украина, РСМД и т. д.) — но нет понимания, как к решению этих проблем подступаться. В этом смысле ситуация сейчас в российско-американских отношениях сложилась уникальная. Такого не было, пожалуй, за все предшествующие десятилетия, включая и период Холодной войны. В этом глобальном misunderstanding’е виноваты, пожалуй, обе стороны. Главная ошибка американцев в том, что они не готовы разговаривать с кем бы то ни было на равных — причем не только с Россией, которую они считают слабой в экономическом отношении и балансирующей на грани демографической катастрофы, но и с Китаем, который уже обогнал США по многим экономическим показателям. Ни с Китаем, ни, тем более, с Россией такой подход не срабатывает — Москва, также, как и Пекин не позволит говорить с собой свысока. Ошибка же российской стороны заключается в том, что из-за слабой экспертной оценки происходящих в США процессов руководство страны оказалось в какой-то момент не готово выстраивать отношения с новой администрацией в Вашингтоне. Если бы встреча Путина и Трампа состоялась в феврале-марте 2017 г., двусторонние отношения могли бы развиваться совсем в другой динамике и совсем в иных рамках. Но для этого было необходимо, чтобы Москва четко понимала, с кем ей предстоит иметь дело. А такого, к сожалению, не было: и политики, и подавляющее большинство экспертов не допускали даже возможности победы такого «неправильного» кандидата, как Трамп, не понимали, какие идеи и ценности он защищает, и на каком языке (метафорически выражаясь) с ним надо разговаривать.

«СП»: — По словам Пескова, лидеры двух стран обсуждали возможный визит Путина в Вашингтон на встрече в Хельсинки. «Тогда об этом речь шла, сейчас об этом речи идти не может». Почему? Только ли из-за керченского инцидента?

— После Хельсинки на Трампа обрушился такой поток ненависти и обвинений в предательстве национальных интересов, что стало абсолютно ясно: новая встреча может состояться, только если будет предложена реальная повестка, по которой будут приняты конкретные решения. Поскольку такой повестки нет (см. выше) — то устраивать еще один саммит, за который Трампу придется заплатить еще дороже, чем за Хельсинки — нерационально. Так что керченский инцидент просто стал удобным поводом, чтобы отменить встречу (не отдельную, а на полях саммита 20-ки).

«СП»: — Еще раньше Трамп говорил, что встреча станет возможной только при выполнении условия об освобождении задержанных в Керченском проливе украинских кораблей и военнослужащих. Как можно разрубить этот гордиев узел? Может ли какая-либо сторона пойти на уступки?

— Думаю, что нет. Ситуация принципиально неразрешима, поскольку даже если Россия вернет катера и моряков на Украину, это ничего не изменит в отношении к ней коллективного Запада. Ни одна из серьезнейших уступок, на которые Москва шла в ходе конфликта на Донбассе, не привела к смягчению позиции Запада в отношении России. Наивно предполагать, что что-то изменится сейчас.

«СП»: — Встретятся ли, по -вашему, президенты на следующем саммите «двадцатки»?

— Это будет зависеть от такого комплекса факторов, что любой однозначный ответ на ваш вопрос будет выглядеть проявлением самоуверенной некомпетентности. Скорее всего, рано или поздно Трамп и Путин встретятся, но учитывая те условия, о которых я упоминал выше, это может произойти только в ситуации, когда у них просто не останется другого выхода. Возможно, если мир реально окажется на грани большой войны. Если же этого не произойдет, то я не вижу причин, которые вынудили бы американского президента снова выходить в центр арены и вызывать на себя шквал гнилых помидоров — как это уже было после Хельсинки.

«СП»: — Насколько вообще встречи на высшем уровне эффективны? Предыдущие не дали практически никаких результатов. Может, стоит интенсифицировать контакты на более низком уровне, что подготовило бы определенную почву для нахождения точек соприкосновения?

— Встречи на высшем уровне могут быть эффективны, если хотя бы одна из сторон готова к серьезному компромиссу (как это было, например, в 1989 г. на Мальте, где Горбачевбез боя «сдался» Бушу-старшему). Либо же в ситуации, когда оба лидера опираются на мощную поддержку (в случае с США — двухпартийный консенсус) внутри своих стран. Сейчас ни одна из этих моделей не релевантна.

Контакты на более низком — хотя в то же время и достаточно высоком — уровне, имеют место (Болтон — Патрушев), но их эффективность невелика. Следует признать, что отношения между Россией и США переживают один из самых глубоких кризисов за всю свою историю.

Источник




Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте