Новости



Если завтра война

Facebook
Константинопольский патриархат раздражен активностью РПЦ в Азии
Константинопольский патриархат встревожен и раздражен активностью Русской православной церкви в Азии. Прежде всего, на Корейском полуострове, о чем заявил на днях в интервью англоязычному порталу The Orthodox World митрополит Корейский Амвросий (Зографос).

Поводом для беседы стало учреждение Московским патриархатом в декабре прошлого года экзархата Юго-Восточной Азии, руководить которым поручено митрополиту Сингапурскому и Юго-Восточно-Азиатскому Сергию (Чашину). В состав экзархата входят епархии: Сингапурская (Республика Сингапур, Малайзия и Республика Индонезия), Корейская (Корейская Народно-Демократическая Республика и Республика Корея), Таиландская (Королевство Таиланд, Королевство Камбоджа, Лаосская Народно-Демократическая Республика и Республика Союз Мьянма), Филиппинско-Вьетнамская (Республика Филиппины и Социалистическая Республика Вьетнам). Решением РПЦ перечень канонических подразделений может быть изменен «при образовании или включении в экзархат иных епархий решением Священного синода». Экзархат «является каноническим подразделением Русской православной церкви, созданным в целях координации религиозно-просветительской, издательской, социальной, образовательной и миссионерской деятельности епархий и других канонических подразделений РПЦ, расположенных на территории экзархата и входящих в его состав». Помимо того, в Азии существуют и две автономные церкви в составе Русской церкви — Китайская и Японская.

Это не нравится Константинополю. По словам Амвросия, «прискорбно, что наши русские братья не прислушались к нашему призыву, который мы неоднократно с большой болью выражали: не разрушать каноничность Православной церкви в Корее… Используя термин «каноничность», я имею в виду, что до Рождества 2018 года в Корее была только одна Православная церковь — Константинопольского патриархата, которая была, позвольте нам этот термин, «моделью» для Православия во всем мире. Был один местный епископ, митрополит Корейский, потому что мы как Церковь не разделяем страну, как великие державы, к сожалению, разделили ее между Югом и Севером 70 лет назад. Под омофором митрополита Корейского все православные христиане, проживающие на Корейском полуострове, принадлежали единой Церкви, независимо от их этнической принадлежности. Иными словами, в Корее на протяжении многих десятилетий мы следовали канонической традиции древней Церкви, которая заключалась в присутствии одного епископа в каждой географической области. Аномальным феноменом существования многих епископов, да к тому же с одинаковым титулом и в одном регионе, является ситуация, возникшая с эмиграцией православных верующих в XIX веке из православных стран в Новый Свет. Любой, кто хоть немного знаком с церковным каноническим правом, сразу же поймет неправильность этого».

Действительно, Фанар давно ведет борьбу за то, чтобы если не прикрыть заграничные епархии ныне существующих иных Православных церквей и перетащить «чужих» верующих в свои приходы, то хотя бы возглавлять конференции православного епископата и заставить их подчиняться правящему в той или иной стране константинопольскому владыке. При этом в своем интервью митрополит Корейский решил вспомнить Украину, связав события в украинском православии с учреждением экзархата РПЦ в Юго-Восточной Азии. Напомним тогда, что сам Константинопольский патриархат сделал несколько спорных шагов, и вот какие. Первое: благословил в декабре прошлого года в ходе объединительного собора в Киеве слияние непризнанных Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви, предоставив им томос об автокефалии новосозданной Православной церкви Украины. Второе: потребовал от ПЦУ не создавать заграничных епархий, а уже существующие епархии УПЦ КП и УАПЦ перевести в Константинопольский патриархат. Третье: как бы «легимизировал» епископов УПЦ КП и УАПЦ.

Итогом стало то, что ПЦУ и ее епископат не признают сегодня почти все православные Церкви. Почетный патриарх Филарет, один из «отцов» новосозданной Церкви, заявляет, что идея отдать епархии Фанару не кажется ему правильной. Наконец, Константинопольский патриархат своим авторитетом поддержал на Украине «аномальный феномен» существования «многих епископов, да к тому же с одинаковым титулом и в одном регионе». Трудно представить поэтому, что в отношении экзархата Юго-Восточной Азии, учрежденного Московским патриархатом, константинопольских коллег беспокоят исключительно вопросы каноничности. Дело в политике, о чем и проговаривается митрополит Корейский. «На самом деле, те, кто изучает церковную историю, знают, что Московский патриархат начал предъявлять претензии к юрисдикциям Константинопольского патриархата много веков назад, — сообщил Амвросий. — Все началось с царской сатанинской и империалистической теории «Третьего Рима». То есть выдуманной и беспочвенной идеи о том, что Российская империя должна стать продолжением Византийской империи, а Московский патриархат заменит Константинопольский престол в качестве «Вселенского патриархата». С тех пор с некоторыми перерывами в истории Российское государство и Русская православная церковь работали вместе для достижения этой цели».

Когда у Константинопольского патриархата было свое государство, Византийская империя, он точно так же пользовался его возможностями для распространения своего влияния. Поддерживать добрые отношения с государством, желать их — это историческая традиция всех православных Церквей, так уж сложилось на протяжении веков. Сейчас «своего» государства у Фанара нет, трудно таковым назвать Турцию с ее исламом. Поэтому Константинопольский патриархат вынужден каждый раз искать «партнера» для того, чтобы поддерживать собственные претензии на «вселенскость». И не секрет, на кого он сегодня делает ставку. В беседе с изданием митрополит Корейский, комментируя проблему разделенных двух Корей, заявил, что «многие корейцы, особенно пожилые, не забывают, что пострадали от коммунистической России, не забывают, что проклятое разделение Южной и Северной Кореи и трагические последствия корейской гражданской войны были во многом следствием российской политики». Уточним, что все-таки это была советская политика, а не российская, но дело в другом. Амвросий лукаво опустил активное участие США в Корейской войне, что «многие корейцы» тоже должны хорошо помнить.

Поэтому складывается впечатление, что ревность Константинопольского патриархата к активности Московского патриархата на азиатском направлении является сложносоставным продуктом, в котором определенную часть занимает и недовольство американских дипломатов тем, что Русская церковь работает и добивается результатов. А заодно Фанар не может не видеть, что он сам начинает терять свой статус судьи мирового православия.


Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте