Новости



Если завтра война

Facebook
Униатское ярмо для православной Украины
Руководитель неканонической Православной церкви Украины (ПЦУ) митрополит Епифаний на этой неделе неожиданно заявил, что не исключает в будущем объединения ПЦУ с Украинской грекокатолической церковью (УГКЦ).

«Сейчас мы тесно сотрудничаем. Мы совместно реализуем некоторые проекты, участвуем в совместных мероприятиях. На встрече с блаженнейшим Святославом (Шевчукомглавой УГКЦ.  Ред.) мы говорили об углублении дальнейшего сотрудничества. В этом сотрудничестве мы придём к диалогу, а уже диалог определит, сможем ли мы объединиться. Теоретически это в будущем возможно», – сказал Епифаний в эфире канала «Эспрессо». Помнится, на этих же позициях стоял и разжалованный ПЦУ «патриарх» Филарет: «Возможно объединение грекокатоликов и православных, если на Украине будет единая поместная православная церковь».

Ещё в конце 2018 г. глава УГКЦ обратился к Епифанию и ко «всем православным братьям» с воззванием о необходимости «сообща преодолевать препятствия, которые стоят на пути к единству».

Изначально никакого униатства на Украине не было. Оно появилось здесь под конец XVI века с подписанием Брестской унии (1596 г.) некоторыми (!), а не всеми православными епископами. Те, кто подписал унию, признали главенство папы римского над церквями восточного обряда вопреки православному учению и стали именоваться грекокатоликами, или униатами.

Примечательно, что не существует римо-православия, но существует грекокатолицизм как свидетельство агрессивного наступления католической церкви на земли православной Руси. В век принятия Брестской унии нынешняя Украина тоже была Русью, а украинской национальной идентичности попросту не существовало. Была западнорусская идентичность как ответвление общерусской идентичности.

В латинских документах грекокатолическая церковь на территории нынешней Украины именовалась Ecclesia Ruthena Unita (Русинская униатская (объединённая) церковь), а по-польски – Ruski Kościół Unicki (Русский униатский костёл). Ватикан и Речь Посполитая уж наверняка знали, с кем они подписывают Брестскую унию, и, если бы это были украинцы (в современном понимании слова), это было бы отражено в названии униатской церкви.

Выдумки более поздних польских и украинских националистических авторов, что-де руський и русский - просто созвучие и украинцы и русские никогда не были одним народом, были нацелены на окончательное закрепление духовно-цивилизационного отрыва Малой Руси от Державной, то есть от России. Ведь в отличие от западных регионов Украины (Малой Руси), которые называли в обиходе Подъяремной Русью, Державная Русь свою независимость никогда не теряла.

Помыслим логически: как две проживающие рядом этнические общности, называемые русскими и руськими, могут быть разными народами? Вы найдёте на Земле два польских народа, которые жили бы «через забор» друг от друга, чтобы один и другой называли себя поляками, но один чтобы действительно был поляком, а второй – нет?

Ещё более нелепы утверждения, будто Россия украла у Украины название «Русь» и потому Украина зовётся теперь Украиной. Как вы себе представляете сам процесс этого воровства? Попробуйте у поляков (венгров, румын) украсть наименование «поляки», «венгры», «румыны», да так, чтобы поляки (венгры, румыны) от обиды перестали называть себя поляками (венграми, румынами). Получится? Конечно, нет.

Другой момент – слово «костёл» в польском названии грекокатолической церкви. В польской языковой традиции исторически принято костёлом называть католический храм, а церковью – православный. Определение объединения первых униатов как костёла, а не церкви символизировало их отрыв от православия и сближение с католичеством.

Грекокатолицизм изначально задуман как суррогат католичества, но долгое время самими грекокатоликами назывался «руськой верой». Будитель русинского народа Александр Духнович (1803-1865) написал строки, которые в наши дни называют гимном русинства: «Я русин, был, есмь и буду…» А ведь Духнович был униатским священником.

И не он один. Многие видные представители галицкого русинства (нынешние галичане до превращения в украинцев назывались русинами, в Львове и сегодня есть кафе «Русин») были униатами (Яков Головацкий, Николай Бескид, Иосиф Левицкий и др.). В меру сил они пытались сохранить в униатстве прежний, оставшийся от православных времён русофильский дух.

Сначала это вполне им удавалось, но потом в игру вступила Австрия, в состав которой входила Галичина. Австрийские политтехнологи того времени поддержали лозунг польских националистов о том, что истинный поляк может быть только католиком. В итоге поляки-униаты, коих было около 20% из всех униатов, быстро перекочевали в католичество. Следующим этапом социальной инженерии в исполнении австрийской администрации стало внесение раскола внутрь самой «руськой веры» – пропаганда русофобии и насаждение ещё новой на тот момент украинской идентичности.

Сделать это было не слишком сложно. Галичина жила много веков в изоляции от Державной Руси, накопив критический уровень языковых, культурных, религиозных и ментальных отличий. Старшее поколение униатов-русофилов сошло со сцены, их место заняла молодая поросль, воспитанная австро-польской пропагандой. Так униатство из «руськой веры» превратилось в домашнюю религию украинского национализма.

Основоположник украинского интегрального национализма Дмитро Донцов в статье «Справа Унiї» писал: «Религия, которая сумеет углубить культурную пропасть, отделяющую нас от России, с национально-политической точки зрения очень полезна…С этой точки зрения унии и католицизму принадлежит первенство».

Донцов призывал украинцев к отречению от православной веры и переходу в униатство, чтобы оттуда легче перепрыгнуть в католичество. Большинство боевиков ОУН-УПА* были униатами, Бандера и Шухевич в их числе. Они не видели противоречия между своей национальной ненавистью и своей униатской религией. Украинскую дивизию СС «Галичина» в бой благословляли униатские священники, совсем как сегодня они это делают с солдатами ВСУ, благословляя их стрелять в Донбасс.

Но у грекокатолицизма есть один минус – его малочисленность. Всего около 4 млн украинских граждан – грекокатолики. Из-за этого униатство не справлялось с поставленной ему задачей – распространять русофобию в православной среде.

В 1992 г. украинские политики-националисты во главе с тогдашним президентом Леонидом Кравчуком ему в помощь создали Украинскую православную церковь Киевского патриархата (УПЦ КП). Священники УПЦ КП, как и их униатские коллеги, лояльно относятся к идеологии украинского национализма, культу ОУН-УПА* и дивизии СС «Галичина».

Глава ПЦУ митрополит Епифаний – вполне предсказуемо выходец из УПЦ КП. Для слияния в националистическом экстазе униатов-русофобов с такими же русофобами из православной среды недостаёт только объединения ПЦУ и УГКЦ. Епифаний, как видим, не исключает такой возможности.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте