Новости



Если завтра война

Facebook
Bloomberg: США рискуют попасть в опасную военную ловушку
На протяжении последних 18 месяцев Пентагон был занят радикальным пересмотром оборонной стратегии США. Оборонное ведомство США намерено отказаться от оборонной стратегии, предусматривающей одновременное ведение двух войн, в пользу оборонной стратегии, которая будет сфокусирована на победе в одной крупной войне против России или Китая. Американские военные совершено справедливо считают, что победить великую глобальную державу будет гораздо сложнее, чем всех тех противников, с которыми США имели дело в течение последних десятилетий. Тем не менее США серьёзно рискуют, поскольку может случиться, что у Вашингтона не окажется достаточной военной мощи для одновременной борьбы с двумя и более серьёзными угрозами, пишет Хэл Брандс в статье для издания Bloomberg.

В период после окончания холодной войны американские военные сосредоточили своё внимание на более или менее одновременном ведении двух крупных региональных конфликтов. Идея заключалась в том, что ВС США должны быть в состоянии победить противника на Ближнем Востоке — Ирак или Иран, — сохранив необходимый потенциал для борьбы с Северной Кореей. В 1997 году представители Пентагона заявили, что стратегия одновременного ведения двух конфликтов «является непременным условием существования сверхдержавы».

После того как в 2011 году в США установили бюджетные ограничения, стратегия, предполагающая одновременное ведение двух войн, начала постепенно рассыпаться, поскольку сокращение оборонных расходов ограничило возможности ВС США, необходимые для одновременной борьбы с двумя региональными противниками. После начала событий на Украине в 2014 году стало ясно, что США оказались в новом мире, в котором противниками США являются не нищие государства-изгои, а крупные державы, обладающие огромным военным потенциалом. Учитывая то, что война с Россией или Китаем, скорее всего, начнётся на их геополитических задворках, а также то, что американские соперники задействуют немалые ресурсы для того, чтобы нейтрализовать способность США проецировать военную силу, у американских военных могут возникнуть огромные сложности, им будет непросто победить даже в одной подобной войне.

аким образом, стратегия в сфере национальной обороны 2018 года и последующие заявления Пентагона указывают на изменение подхода к ведению боевых действий. Говорится о том, что полностью мобилизованные ВС США должны обладать способностью одержать победу в войне с великой державой, а также обеспечить сдерживание (не обязательно одерживая победу) агрессии на втором театре военных действий. Другими словами, теперь ВС США должны сосредоточить своё внимание не на двух региональных конфликтах с государствами-изгоями, а на конфликте высокой интенсивности с одним единственным конкурентом: Китаем или Россией.

Короче говоря, подход Пентагона теперь основан на идее, что США должны сначала понять, как победить только одного крупного соперника, прежде чем перейти к чему-то более амбициозному. Это разумный подход, но он также сопряжен с реальными рисками — как во время войны, так и в мирное время.

В период ведения военных действий США рискуют столкнуться сразу с несколькими вызовами, с которыми Пентагон не сможет справиться. Что если США столкнутся не с одним крупным противником, а сразу с двумя, не говоря уже о меньших угрозах со стороны КНДР, Ирана и различных террористических группировок? Существует вероятность того, что Вашингтон может столкнуться с серьёзными военными вызовами одновременно на двух или более театрах военных действий.

Действительно, если США придётся бросить большую часть своих военных сил на противостояние Китаю в западной части Тихого океана, то другая враждебная держава — возможно, Россия — может также бросить Вашингтону вызов, пока он всецело сфокусирован на другом театре военных действий. Даже если второй противник Вашингтона не станет развязывать крупную войну против США или их союзников, он может попытаться добиться от Вашингтона дипломатических уступок, явно или неявно угрожая возможной агрессией в момент, когда США плохо подготовлены к ответным военным действиям.

Справедливости ради стоит отметить, что в соответствии с военной доктриной США Вашингтон сможет сдерживать противника на втором театре военных действий и что успех в борьбе с первым противником будет иметь решающее значение, поскольку он может исключить вероятность столкновения с другим противником. Тем не менее неясно, как именно Пентагон планирует сдерживать второго агрессора, если у Вашингтона не будет необходимых возможностей для того, чтобы предотвратить захват этим агрессором ключевой территории.

Если союзники США значительно увеличат свои собственные оборонные возможности или если Вашингтон в конечном итоге разрядит напряжённость в отношениях с Москвой, чтобы сосредоточить своё внимание исключительно на КНР, тогда, возможно, США не придётся столкнуться с дилеммой двух войн. Однако подобное развитие событий возможно лишь в относительно отдалённой перспективе.

Риск быть застигнутым врасплох во время войны может также иметь значительные последствия и в мирное время. Военный баланс оказывает глубокое влияние на геополитическую конкуренцию ещё до начала стрельбы. Если американский президент знает, что конфликт с Китаем или Россией втянет практически всю американскую армию, повысив уязвимость США ко второму конфликту, он будет менее склонен к риску в условиях кризиса. И если конкуренты США почувствуют эту слабость, они могут начать сильнее давить на Вашингтон и его союзников.

В обозримом будущем США предстоит напряжённое и опасное соперничество с КНР и Россией. Вашингтон не может допустить, чтобы ВС США, способные вести только одну крупную войну, оказались в ловушке в условиях, когда Соединённые Штаты рискуют одновременно столкнуться с двумя войнами.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте