Новости



Если завтра война

Facebook
Тверской священник рассказал, почему Церковь строит храмы, а не больницы
Если есть крепкая община, она сама может и детский сад, и больницу построить.

Недавно на Спасо-Преображенский собор в Твери были установлены купола. Это важная веха не только для православного сообщества столицы Верхневолжья. Собор стал новой визуальной доминантой центра города. Купола видны с обоих берегов Волги. Сейчас уже кажется, что иначе и не могло быть. А ведь поначалу затея со строительством встретила лавину критики. Дескать, неуместно или закроет вид на Императорский дворец, лучше бы построили детский сад и так далее. "МК в Твери" пообщался о расхожих мифах и стереотипах на тему строительства церковных объектов с пресс-секретарём Тверской епархии протоиереем Сергием Дмитриевым.

- Отец Сергий, многие думают, что храмы строят на бюджетные средства, то есть за счёт налогоплательщиков. Так ли это?

- В разных странах - по-разному. В некоторых европейских странах есть религиозный налог. То есть, там человек может выбрать, куда пойдут его деньги. Например, определённой конфессии: католикам, православным, пятидесятникам, или же деньги пойдут на какие-то социальные программы. В этом случае можно сказать, что государство даёт деньги на строительство церквей. Также есть страны, в которых Церковь, скажем так, государственная, например, в Греции. Там священники получают зарплату. Там тоже выделяются средства на строительство и реставрацию храмов.





У нас в стране немного другая система. Новые церкви и храмы не строят на бюджетные средства. В России немало старых храмов, которые находятся в плохом состоянии, многие из них - памятники архитектуры. Памятники бывают разного уровня: федерального, регионального и местного. Вот на памятники федерального уровня государство выделяет деньги. Средства идут через министерство культуры. Список этих памятников и сметы по ремонту проверяются контрольными структурами. Например, Христорождественский собор в Твери. Раньше в нём был спортивный зал. В какой-то мере, сам монастырь, как памятник архитектуры, восстанавливают за счёт бюджетных средств. Но эти средства идут не на церковь, а на памятник.





Храмы или поликлиника 

- А как быть с вновь построенными храмами?

- Что касается вновь построенных храмов, там бюджетных средств нет. Новые церкви строятся на средства общины и за счёт спонсорской помощи. Каждый человек, находящийся в общине, может проверить куда идут деньги. Я лично принимал участие в строительстве двух храмов - Ксении Петербургской в "Юности" и преподобного Серафима Саровского на Соминке в Твери. У нас тогда не было крупных спонсоров. Все средства собирала община. Люди видели, на что идут пожертвования.

- Может всё-таки детский сад или поликлинику лучше построить?

- Хороший вопрос. Главная миссия церкви - вести людей к Богу, к спасению души. Но также есть и "земная" миссия - это милосердие, помощь людям, забота о слабых, малоимущих, детях. Если есть храм, вокруг которого собралась крепкая многочисленная община, то в конце-концов люди из этой общины построят и детский сад для своих детей. В какой форме будет решение этого вопроса, сказать трудно. Может быть, это будет семейный детский сад дома у кого-то из прихожан, может быть - постройка отдельного здания. Но, чтобы это стало возможным, нужен центр притяжения. Этим центром и является храм. При монастырях, особенно при женских, есть приюты. Например, у нас в Оршином монастыре. Эти социальные структуры: детские сады, школы, приюты, они уже есть. И община может их развивать, если в эту общину входят крепкие полноценные семьи.

- В провинции полно разрушающихся церквей, зачем ещё и новоделы?

- Дело в том, что многие храмы были построены достаточно давно, ещё когда вокруг этих мест кипела жизнь. Строили богатые купцы или дворяне, да и Церковь строила. Поэтому, в глубинке сейчас очень много старых, опустевших храмов. Но первоочередная миссия Церкви - это спасение. Нет особого смысла вести дорогостоящие работы по восстановлению церквей в брошенном селе, где почти не осталось людей. Туда обычно присылают священника, который селится там с семьёй и старается собрать общину. Сейчас более актуален вопрос консервации этих разрушающихся зданий, сохранения их для будущих поколений в надежде, что в эти сёла вновь придут люди, будут там жить и активно работать. Сейчас в Тверской области создан специальный фонд "Возрождение поруганных святынь" для восстановления старых храмов. Конечно, если строить новые, то церковь старается расположить их именно там, где они они окажутся востребованы, где проживает много людей. Вот, к примеру, микрорайон "Южный". По населению - как два Торжка. Конечно, там целесообразно построить храм. Да, бывают и полупустые церкви, было бы глупо отрицать, что везде наполняемость стопроцентная. Тут, знаете, как в поговорке "Каков поп, таков и приход" - личность священника тоже сильно влияет.


- Тогда надо строить храмы в спальных районах, а не в центре города.

- Что касается тех храмов, что центре города - это особая тема. Например, храм Михаила Тверского на острове Памяти, что рядом с обелиском Победы. Там долго решали, что строить, были разные проекты. Но в итоге решили строить именно храм. Сейчас уже ни у кого нет сомнений, что решение это очень удачное, потому что храм вписался в ландшафт - со всех сторон на него открывается отличный вид. Если в начале у общественности были разногласия, то теперь остров Памяти однозначно ассоциируется с этим зданием. Что касается Спасо-Преображенского собора, это не новострой, а именно восстановление. Можно сказать, восстановление исторической справедливости, ведь собор был взорван в 1935 году. В 1997 году Тверской союз православных мирян вместе с обществом охраны памятников поставили два креста. Один на месте престола Спасо-Преображенского собора, второй - у вокзала на месте церкви Александра Невского. Кованый, очень красивый крест. Строительство храмов в этих исконных местах несёт большую символическую нагрузку. Да и чисто визуально ведь очень красиво получилось. Какой сейчас открывается вид, когда едешь по проспекту Чайковского в сторону вокзала? А когда съезжаешь со старого моста? Это очень сильная доминанта. Соборы весьма удачно вписаны в городскую среду, если речь идёт о визуальной составляющей.

Перспектива проспекта Чайковского теперь венчается храмом Александра Невского. Раньше вид открывался на башню железнодорожного вокзала, которую многие сравнивали с мордорской башней из "Властелина колец". Фото: yandex.ru


Вместо послесловия

Лучший судья - это время. Все храмы когда-то были новостроями. Да не только храмы, излюбленный императорский дворец когда-то был новостроем, возведённым в центре древнего тверского кремля.

Это реальность, в которой мы уже находимся. Относиться к ней можно по-разному. Можно критиковать или восхищаться, но со временем привыкаешь, и вчерашний ажиотаж сменяется привычным спокойным чувством узнавания своего, родного тверского ландшафта.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте