Новости



Если завтра война

Facebook
Сейнер «Норд» с мощью ракетного крейсера крушит рыбный промысел Украины
Прошлогодняя авантюра Киева грозит ему срывом путины-2020 в Азовском море.

В Киеве на днях будет предпринята очередная попытка не мытьем, так катаньем решить все обостряющуюся проблему захваченного в марте 2018 года украинскими пограничниками крымского сейнера «Норд».

По сообщению киевского интернет-издания ««Український мілітарний портал», вот-вот «Норд» попытаются продать на аукционе. В четвертый, надо сразу заметить, раз попытаются. Три предшествующие попытки завершились неудачами. И вот уже почти два года «Норд» торчит у бердянского причала как страшно «болючая» заноза в филейной части украинской «державы». Но если честно: другого выхода, кроме как дать сейнеру тихо затонуть из-за слабого пригляда портовых властей, у Киева как-то не просматривается. Все остальное — голимая «зрада».

Это теперь понятно, что в 25 марта 2018 года украинские погранцы совершили тот «подвиг» исключительно на голову собственного государства. «Норд», мирно промышлявший азовскую тюльку, они остановили под совершенно надуманным предлогом: приписано судно к порту Керчь, который в Киеве продолжают считать своим. Стало быть, разрешение на выход в Азовское море, в крымском порту скрепленное печатями с российским гербом, для Госпогрансужбы Украины — филькина грамота. А сам сейнер — незаконно отторгнутое у «незалежной» еще в 2014 году «майно» (имущество, если по-русски).

И все, вроде бы, с точки зрения властей Украины, выглядело очень логично. Но поскольку у Москвы была своя логика, все с этим сейнером мгновенно пошло для Украины наперекосяк. В России всем и каждому с первого дня возникновения этого инцидента было понятно, что если смотреть на историю с «Нордом» сквозь пальцы - «аннексированным» и потому подлежащим немедленному возврату на Украину «майном» может быть объявлено слишком многое. Одних только больших и малых судов с припиской к крымским портам по Азовскому и Черному морю ежедневно передвигается великое множество. К каждому по нашему сторожевому кораблю не приставишь. Стало быть — могут умыкнуть, как умыкнули возле Бердянска «Норд».

Поэтому был разработан сразу комплекс ответных мер. Каждому российскому рыбацкому капитану сообщили частоту радиоволны, по которой, в случае появления поблизости украинских морских пограничников, можно вызвать хорошо вооруженную подмогу. Не только с моря, но и с воздуха, боевыми вертолетами.

Одновременно для быстрейшего вразумления Киева были ужесточены меры контроля на подходах к Керченскому проливу. С обеих сторон — и с Азовского моря, и с Черного. И до того обычные простои на якорях в ожидании разрешения на проход под Крымским мостом всех, кто направлялся и продолжает направляться в украинские порты Бердянск и Мариуполь, внезапно стали необычайно продолжительными. До нескольких суток. Судовладельцы, особенно из третьих государств, устали считать многотысячные убытки и стали переводить грузопотоки подальше от этих, ставших такими тревожными вод. Как следствие — бердянские и мариупольские причалы опустели. Там начались массовые увольнения персонала и запахло полным экономическим удушением.

Вопли Киева о незаконности ужесточения погранрежима со стороны России мировая общественность пропустила мимо ушей. Не считать же давлением на Москву весьма экзотические предложения некоторых заокеанских военно-морских экспертов о возможности немедленной отправки флотилии боевых кораблей НАТО в Азовское море? В силу неадекватности подобных инициатив тут и обсуждать было нечего.

Словом, к тому времени проблема Крыма и так давно и повсюду всем надоела. Вместе со стенаниями Украины по этому поводу. И история с «Нордом» тут мало что добавляла. Поэтому на азовском рубеже Киев был оставлен с глазу на глаз с Москвой. И сразу начал мелко и потно суетиться в поисках политического выхода.

Для начала в качестве компромисса в конце августа 2018 года по соскучившимся в Керчи семьям отпустили экипаж «Норда», месяцами до этого томившийся в ожидании грозного и бескомпромиссного суда в Херсоне. Попытались, правда, продолжать делать суровое лицо в адрес капитана сейнера Владимира Горбенко, против которого на «незалежной» было открыто уголовное судопроизводство. Но в феврале нынешнего года вернулся в Крым и он.

При этом просто унизительно для Киева капитан открыто пересек границу именно по российскому паспорту. Тому самому, который власти Украины не признают у него. Поскольку и паспорт тоже выдан Горбенко в якобы «аннексированном» Крыму. Как и судовые документы его сейнера, из-за которых в марте 2018-го и разгорелся весь этот сыр-бор.

Вот попытайтесь теперь встать на место красного от пережитых волнений Киева. Катастрофа его азовских портов продолжается, а из столицы Украины фактически доносятся беззвучные вопли: «Ну, что вам еще, «москали»? Мы же вернули вам экипаж? Вопреки собственному законодательству и простой человеческой логике — вернули. Что еще надо сделать, чтобы вы простили нам «Норд»?

А в ответ — из Москвы столь же явственно, хотя и тоже беззвучно: «Как — что? А сам сейнер в Керчь вернуть-то позабыли!».

И рвется, и мечется «незалежная» душа перед новым и практически неизбежным еще одним окунанием в сливной бачок: «Отдать „Норд“? Но как? Самим притащить его на буксире в Крым, просительно виляя хвостиком? После того, как нас прилюдно макнули в грязь с абсолютно „зрадной“ историей освобождения его экипажа? Да ни за что, панове!».

Так начались попытки Киева сбыть арестованный судом сейнер хоть кому-нибудь в частные руки и забыть его как кошмарный сон. Но сначала его (бортовой номер М -13−0057) передали Национальному агентству Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных или других преступлений (АРМА), как «вещественное доказательство в уголовном производстве».

Правда, это выглядит несколько странно: еще до суда распродавать важнейшие «вещественные доказательства»? А вдруг новый собственник еще до начала процесса решит сдать сейнер на металлолом? Право частной собственности-то на Украине священно, не так ли? Что хочу, то и делаю со своим добром.

Но, ребята, это ж Украина, которая «ЦеЕвропа»! Поэтому АРМА все же был немедленно организован один аукцион. Потом — другой, третий. Никто не берет тот «Норд»! Хотя начальная цена назначена смешная для такого судна — - 1626,181 тысяч гривен. Но покупатели разбегаются «як скаженные». Отчего?

А оттого, что всякому украинскому бизнесмену понятно: купить-то «Норд» он может, если грошей хватит. Но снова половить на нем тюльку — никогда. Потому что лишь растает за кормой «Норда» Бердянск — мгновенно рядом возникнут российские пограничные корабли. И утащат судно туда, где ему и стоять надлежит — в Керчь. Просто нет и быть не может иных вариантов.

Но не топить же это просто разоряющее экономику державы судно прямо у причала? Нет, конечно. Потому что даже в этом случае «клятые москали» могут заставить украинцев сначала самим поднять сейнер со дна морского, заново покрасить, отремонтировать. И только затем все равно вернуть в Крым! А так хочется Киеву сохранить хоть какое-то подобие политического лица…

Тогда в столице Украины придумали еще один ход, показавшийся там оригинальным. АРМА направила запросы во все морские учебные заведения Украины с предложением использоваться злополучный сейнер «в научных целях». Проще говоря — сделать из него плавучий тренажер для обучения будущих рыболовов. Тогда и от причала можно вовсе не отходить. Пусть приезжают в Бердянск курсанты и оттачивают навыки.

Но даже и столь оригинальная идея ответного энтузиазма нигде у руководства будущих мореходов не встретила. «Норд» так и продолжает стоять в Бердянске как памятник. Чему-чему? Местному «державному» идиотизму, это ж понятно.

Но тогда к чему новая затея АРМА с четвертой попыткой продажи «Норда»? Полагаю, ответ следует искать в неожиданной плоскости. Чтобы постичь нынешний ход событий придется вернуться в начало 2019 года. Тогда для украинских рыбаков на Азовском море сложилась просто уникальная ситуация. Дело в том, что по российско-украинскому договору, подписанному в 1993 году, ежегодно Москва и Киев подписывают согласованный документ, который квотирует видов всех видов рыб в этих водах. Кому сколько бычков, а кому — тарани.

Так вот, впервые с 1993 года минувший январь рыбаки Украины встретили вообще без квот. Не согласовали их к тому времени в столицах. И понеслись новые убытки. А рискнешь закинуть сети без квот — домой можешь и не вернуться. Россияне совершенно справедливо задержат за злостное браконьерство в нашем общем море. Где даже линии государственных границ пока на прорисованы.

В общем, обычная путина не началась для украинцев не только в январе 2019-го — до марта на промысел им было не выйти. Какого общего тоннажа стада нагулявшей жирок азовской тюльки издевательски помахали хвостиками враз обедневшим рыбакам Бердянска, Геническа и Мариуполя — остается только догадываться.

Лишь 28 февраля стало известно, что Государственное агентство рыбного хозяйства Украины после длительных консультаций с Москвой получило-таки все-таки протокол о разделении квот на выловы в Азовском море. И что самое примечательное: долгожданный протокол был подписан аккурат после того, как Киев все же выпустил капитана Горбенко домой в Керчь. Вынужденно презрев мнение собственного суда о якобы незаконности его документов с российским триколором. И даже обязательные горестные вопли националистов об очевидной каждому из них новой «зраде».

Бывший так называемый представитель президента Украины в Крыму Борис Бабин, конечно, в курсе, как и почему почти год назад действовали потаенные пружины российско-украинских переговоров. Сегодня он пишет в социальной сети: «Рыбный протокол на 2019 год до февраля не был передан россиянами на подпись (в Киев — „СП“), пока подозреваемый в совершении преступлений капитан печально известного рыболовецкого судна „Норд“ не переместился магическим способом с подконтрольной территории Украины домой в Керчь».

Очень логично и прозрачно было тогда объяснено Москвой, не правда ли? А что вокруг «Норда» происходит сегодня? Ситуация с квотами для рыбаков скользит в точности по прошлогодней колее. Соглашения на вылов рыбы в 2020 году не только пока нет — его и не будет в ближайшей перспективе. Потому что сегодня в Киеве вдруг вспомнили, что их страна «воюет с агрессором». По этой причине теперь Госрыбагентство Украины переговоры с нашим Росрыболовством, конечно, ведет. Но лишь — по переписке. Впервые сегодня украинцы отказываются назначать своих представителей в комиссию для переговоров. И не желают принимать в Киеве спецов из Москвы.

В таких условиях любую задержку с подписью легко объяснить известной необязательностью нашей почты. А под такое объяснение ненавязчиво подсунуть Киеву предварительное условие возвращения «Норда» домой. Да, как символ полной капитуляции Украины на Азове. Да, это тяжело для Киева. Но куда ж ему деваться-то? К тому же — не мы эту драму затевали.

Оно и верно: мы-то без тюльки с хамсой как-нибудь пару месяцев перебьемся, океанский промысел россиянам все компенсирует. Иное дело — соседняя страна. Азовское море обеспечивает более половины рыбного промысла Украины. Если все здесь остановить хотя бы на грядущую зиму — соседняя страна сядет на вынужденную диету. А четыре тысячи ее профессиональных рыбаков на побережье Азовского моря будут лишены немалых денег. Поэтому переговорные позиции сторон, мягко говоря, неравноценны.

Вы не находите, что это весьма стройное объяснение четвертой и абсолютно безнадежной попытки АРМА сбыть кому-нибудь этот «клятый» «Норд»? Будь он неладен для Киева.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте