Новости



Если завтра война

Facebook
Споры о мусульманских головных уборах раскололи Францию и спровоцировали вспышки ненависти

Во Франции споры о мусульманских головных уборах вылились в конфликты по вопросам ислама, иммиграции и радикализма общества – они разделили страну и вызвали вспышки ненависти и насилия, сообщает religionnews.


Когда французский чиновник сорвал заседание местного совета в Дижоне, потребовав, чтобы мусульманка, сопровождающая группу школьников, сняла головной платок «во имя наших светских принципов», ее собственный сын в страхе уткнулся ей плечо и заплакал. Эта сцена, тронувшая сердца даже в крайне правой партии «Национальный сбор» Джулиана Одула, вызвала острые дебаты в стране, в которых спорящие легко перешли от платков к вопросам ислама, иммиграции и радикализма. Споры переросли в настоящий скандал после расстрела двух мусульман близ мечети на юго-западе Франции 84-летним активистом движения против иммиграции. Подозреваемый заявил следователям, что он хотел «отомстить за сожжение Собора Парижской Богоматери» в апреле этого года, в котором он и ему подобные радикалы обвиняют мусульман.


Таким образом, во Франции продолжается латентная гражданская война вокруг принципа светскости общества, вписанного в конституцию более столетия назад ради обеспечения религиозной терпимости и государственного нейтралитета в духовных вопросах. Однако нынешний скандал обнажил растущее предубеждение (и даже презрение) некоторых слоев общества по отношению к мусульманам, которых они считают не желающими интегрироваться во французскую культуру и «вариться в ее плавильном котле». Некоторые уже говорят о становлении исламофобии во Франции.


«Вуаль (головной платок) считается символом демонстрации религии, и некоторые усматривают в нем проявление радикализма, – говорит Николас Каден (Nicolas Cadene), второе лицо в правительственной «Обсерватории светскости». – В нашей стране все более воцаряется атмосфера страхов, эмоций и инстинктов». Ученый считает, что французское общество все более поляризуется, поскольку одни все больше отворачиваются от религии, а другие (особенно мусульмане) усиливаются за их счет. Он напоминает теракт в начале октября, когда мусульманский сотрудник следственного отдела расстрелял четырех полицейских в одном из парижских отделений полиции, что еще более обострило межрелигиозную ситуацию.


Конфликты, по его словам, свидетельствуют о неприятии закона 1905 года, отделившего церковь от государства и заложившего его светскую основу. Однако этот закон не дает механизмов защиты «мифической идентичности и культуры белых католиков», отстаиваемой консерваторами.


Ислам уже стал второй по численности религией в этой изначально католической стране. Многие, особенно крайне правые, выступают против иммиграции, взывают к историческим и культурным корням Франции и считают ее мусульманское население, хлынувшее в метрополию из бывших колоний, захватчиками и страшной угрозой для французского образа жизни, и в том числе для принципа светскости государства.


Пятнадцать лет назад Франция запретила ученикам носить «показные» религиозные символы в классах. Семь лет спустя вышел запрет на ношение закрывающих лицо покровов на улицах французских городов. Хотя закон 2004 года запрещает все явные религиозные символы, атрибуты и предметы одежды, а закон 2011 года – все виды лицевых покровов, ни для кого не секрет, что главной мишенью этих законов были мусульмане.


Все более нетерпимая политическая обстановка за пять месяцев до муниципальных выборов подпитывает сегодняшние дебаты. Потрепанные в битвах умеренные правые пытаются завоевать избирателей за счет радикализма и выступлений против иммигрантов, и потому ряды крайне правых быстро растут. Президент Макрон лавирует в этих вопросах. «Ношение вуалей в общественных местах – не мое дело – отрезал он на прошлой неделею. – Светскость не имеет к этому отношения». Однако он подчеркнул, что реальное беспокойство у него вызывает практика шельмования мусульман, даже тех из них, кто принял французский образ жизни. Макрон пытается бороться с радикализмом и явной консолидацией мусульман на основе своей идентичности, которую коренные французы считают благодатной почвой для радикального политического ислама.


Лидер крайне правых лидер Марин Ле Пен считает, что накаляющиеся дебаты по поводу мусульманских платков и нарядов порождены «массовой иммиграцией» и обособлением мусульманских пришельцев в своих закрытых общинах. «Вуаль – это идеологический маркер, – подчеркивает Ле Пен. – Это маркер принадлежности, своего рода политическое оружие и грубое нарушение конституционного принципа светскости общества». Она не одинока в этих настроениях.


Так, опрос, проведенный на днях социологической службой Ifop, показал, что 80% французов полагают, что принцип светскости общества в опасности.


Мусульманские круги восприняли нападение на мечеть как кульминацию давно бродившей в обществе ненависти. Известный в Лионе имам Камель Кабтане (Kamel Kabtane) гневно осудил «раскольническую и опасную кампанию политиков и журналистов против ислама и мусульман». Мусульмане опасаются, по его словам, нагнетания обстановки со стороны «разжигателей ненависти и насилия», которые хотят «расколоть и стравить французов с французами». А вот Абдалла Зекри (Abdallah Zekri), глава «Обсерватории исламофобии», высказался еще более категорично, заявив многочисленным радикалам, «нападающим на ислам в телевизионных ток-шоу ради собственного пиара», что им следует «заткнуться».


Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте