Новости



Если завтра война

Facebook
ГОСДУРА ЛЕГЛА ПОД ХОЗЯЕВ ДАННЫХ

Магия коронавируса и эзотерика наночипов: какие энергии толкают мир в хаос? Госдума РФ запустила механизм электронного концлагеря: как теперь жить в мире тотального контроля? Хитрый план Трампа: удастся ли американцам столкнуть лбами Россию и Китай? Новый выпуск программы «СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА». Беседуют Константин Душенов и Андрей Фефелов.

1 комментарий »

  1. О цифровизации

    Многие передачи, посвященные цифровизации, сопровождаются словами: «Это может привести к ужасным последствиям». Однако в понимание «ужасности последствий» есть различия. Противники электронного контроля делятся на две группы: тех, что видят угрозу в самом факте установления цифрового управления людьми (магическое порабощение) и тех, кто видит угрозу в возможности этот контроль повернуть во зло подконтрольным гражданам. В последнем случае сама по себе цифровизация, как технический бездушный инструмент, не рассматривается как угроза.

    Теоретики магического порабощения видят в чипировании некое диавольские анти-таинство, способное помимо воли человека овладеть его энергией, лишить свободы, имени (цифровое имя заменяет имя, данное родителями, даже если оно засвидетельствовано перед Богом в таинстве Крещения), принудить средствами магии, через цифру, электорофизику выполнять волю диавола. Сторонники такого взгляда, отрицая веру «во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым», отрекаются от Православия, поскольку приписывают диаволу, как некоему автономному божеству, могущество, которым он в реальности, не обладает. Убеждения современных суеверов-дуалистов основываются на не православном, манихейском понимании диавола и его роли в Божьем мире. Они видят в падшем ангеле могущественного соперника Бога, на равных сражающегося с Ним, и через свои страхи пропагандируют его (диавола), якобы существующую, мощь.

    Опасения рациональных противников цифровизации, видящие в ней широкие возможности для антигуманного тоталитарного управления обществом, более аргументированы и понятны. Они утверждают, что в результате получения полных и достоверных сведений о физическом лице, в том числе с помощью размещенных на улицах и дорогах городов и областей множества камер высокого разрешения с распознаванием лиц, появляется нового вида власть – цифровая. В итоге, не безосновательно предполагают они, может возникнуть и «социальный рейтинг» по китайскому образцу, и разные виды дискриминации, вплоть до сегрегации, и принуждение граждан к противоречащему их убеждениям, морали, вере, поведению.

    В ответ на то, что человек, добровольно согласившийся на подконтрольность, позволяет превратить себя в управляемый объект — придаток системы, обязаный выполнять все команды хозяев системы, жить по её законам и правилам, от оппонентов такого видения проблемы мы слышим, что всякое общество, в той, или иной степени жесткости, построено на этом. Дети в семье подчиняются родителям, контролируются ими, выполняют их требования и живут по установленным в семье порядкам и это не идет во вред детям – только на пользу. «Бояться нечего — сплошные удобства, цифровизация — путь к миру, прогрессу, гармонии и стабильности. Государство всегда стремилось к учету своих граждан, как для экономического строительства, так и в целях безопасности — борьбы с уголовщиной и внешней агрессией. Контроль за перемещением лиц не означает попытки уничтожения личности, или отнятия у человека свободы. Цифровые технологии есть радикальное средство для жизненно необходимой модернизации страны, для достижения материального благополучия и процветания её граждан. Искусственный интеллект — это хорошо, удобно: за нас всё решают, нас опекают, проблема преступности решена, вся жизнь спланирована, структурирована, гармонизирована. Против такого блага, как цифровизация может восставать только психически больной, мракобес (имеются ввиду противники оцифровки из стана адептов веры в магическое порабощение), обскурант, мечтающий замкнуться в собственных границах, любой ценой затормозить развитие технологий в России, отрезать себя от всего, невежда-консерватор, преступник, «желающий помайданить». Все страхи о возможном преступном заговоре банкиров, сатанистов — есть плод воображения болящих конспирологической шизофренией чудаков. На деле же такого уровня власть, как мировое правительство не может быть преступной по определению. Это уважаемые, культурные и благонамеренные люди (достигшие социальных вершин без сомнения могут быть только такими). Тот, кто хочет остановить цифроваой прогресс – враг России».

    Для успокоения православных людей со стороны либерального священства приводится следующая аргументация: «За нами с детства идет тотальная слежка — о нас всё знает Бог, от которого ничего не укроется, и о нашей темной стороне — о наших грехах, вплоть до греховных страстных склонностях, помыслах, сосложениях и намерениях знают бесы, которые предъявят нам все это по исходу души из тела. И с этой слежкой из бесплотного мира ничего сделать нельзя». С этим утверждением нельзя спорить, ибо это истина. Об этом говорят и святые отцы. «…Когда должна душа разлучиться от тела, прежде приходят бесы и представляют ей все злые дела, какие она сотворила — от юности и до старости, открывая рукописные свитки. И начинают они обличать дýшу, показывая все её грехи, какими согрешила она во всей своей жизни, говоря ей: «Ты забыла, чем согрешила в житии́ своéм, но мы не забыли, а записали это ясно!». (Поучение святого Кирила Филосóфа об исходе души от тела и о мытарствах). Но далее успокоители неожиданно говорят, что ничего страшного не случится, если к всеобьемлющему контролю из бесплотного мира добавится еще и контроль цифровой. «Будете просто более внимательны к себе и осторожны, меньше будете грешить». То есть, эти утешители православных предполагают, и, видимо сами в это верят, что цифровизация ограничится задачами контроля, гармонизации общества, борьбой с преступностью (благо) и ни в коем случае не войдет в область тотального, принуждения к отречению от Бога под угрозой отключения от жизненных ресурсов, гибели близких, детей и проч. Они верят в добрых хозяев мира, доброе мировое правительство и навязывают эту веру нам.

    Таким образом, мы видим, что вопрос о цифровом контроле есть вопрос не технический, не вопрос социального прогресса, и конечно же не вопрос магического изменения мира. Это вопрос духовной психиатрии: кем будут по своему духовному статусу те, в чьи руки попадет контроль над базами данных?

    Прежде всего это не православные. Тотальный общественный контроль неприемлем для Православия и православные цари, уповая на промысл Божий, никогда не стремились к такому контролю по религиозным соображениям. Царя Давида за «исчисление Израиля и Иуды» постигло жестокое наказание Божье (2-я Царств 24). Со стороны Давида таковое деяние, после прежде явленной помощи Божьей было знаком недоверия Богу, неверия и потому крайнего нечестия.

    О стремлении к ведению, держанию всего под контролем, с надеждой на информационную осведомленность, в противоположность вере, прп.Исаак Сирин говорит так: «Ведение есть устав естества, охраняющий его во всех стезях его. А вера совершает шествие свое выше естества. Ведение не покушается допустить до себя что-либо разрушительное для естества, но удаляется от этого, а вера без труда дозволяет и говорит: На аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия (Пс.90:13). Ведение сопровождается страхом, вера — надеждою. В какой мере человек водится способами ведения, в такой же мере связуется он страхом и не может сподобиться освобождения от него. А кто последует вере, тот вскоре делается свободен и самовластен, и как сын Божий всем пользуется свободно самовластно...» (прп.Исаак Сирин. Слово 25). Понятно, что для православного человека цифровой контроль, независимо от того в чьих руках база данных, как средство разрушающего богоданную свободу, как знак хулы на Бога, неприемлем.

    Отсюда следует и вывод, что сама концепция тотального контроля — свидетельство идеологии безбожия, утверждение отсутствия у человека (прежде всего у самих творцов закона о цифровизации) Веры, Надежды, Любви, совести, верности, чести — всех тех данных Богом высших чувств и регуляторов, обуславливающих поведение человека, как самовластного существа, как образа и подобия Божьего, Его творения. Отсутствие этих чувств свидетельствует о глубокой дефектности, моральном уродстве теоретиков и практических воплотителей идеи электронного контроля. Более того, это свидетельство того, что они находятся под жестким контролем темных сил, а по православному говоря являются бесноватыми.

    Коммунисты и социалисты с большим бы удовольствием взяли на вооружение идею цифрового контроля. Так В.И Ленин в своей работе «Государство и революция» утверждал следующее: «…Когда все научатся управлять и будут на самом деле управлять самостоятельно общественным производством, самостоятельно осуществлять учет и контроль тунеядцев, баричей, мошенников и тому подобных «хранителей традиций капитализма», — тогда уклонение от этого всенародного учета и контроля неизбежно сделается таким неимоверно трудным, таким редчайшим исключением, будет сопровождаться, вероятно, таким быстрым и серьезным наказанием (ибо вооруженные рабочие — люди практической жизни, а не сентиментальные интеллигентики, и шутить они с собой едва ли позволят), что необходимость соблюдать несложные, основные правила всякого человеческого общежития очень скоро станет привычкой…». Таким психологическим примитивизмом в понимании человека, когда «бытие определяет сознание», сочетающегося с жестокостью и со стремлением ко всеобщему учету и контролю, отличаются безбожные социалисты и коммунисты всех оттенков и потому их отношение к цифровизации вполне лояльно. Но время коммунистов и социалистов прошло, а потому контроль над базами данных будет принадлежать не им.

    В современном мире претензии (материальные, политические, технические) на контроль и управление отформатированным либерализмом человечеством реальны только у одной группы – у носителей человеконенавистнической идеологии – жидов-сатанистов. То, что какие-то раввины против чипизации не должно вводить в заблуждение. Иудаизм неоднороден и не эти задают тон мировой политической жизни.

    Мораль же тех, кто на арене сегодняшней политической борьбы проста и доступна для ознакомления: «Насколько люди выше животных, настолько евреи выше всех остальных людей. Эти последние суть семя животное, так что если бы не было евреев, тo на земле не было бы никакого благословения: ни солнечных лучей, ни дождя, и люди не могли бы существовать.

    Bсе раввины согласны между собою в том, что не-иудеи имеют чиcтo животную природу. Рабби Моисей бен Нахман (Nachman), рабби Раши (Raschi,), рабби Абраванель (Аbrаvаnеl), рабби Жалкю (Jalkut) и другие сравнивают гоев то с собаками, то с ослами, то, наконец, со свиньями. «Один народ еврейский достоин вечной жизни, а все другие народы подобны ослам», говорить рабби Абраванель. «Вы иудеи, совсем другие люди, но прочие люди не суть люди, потому что души их происходят от духа нечистаго, тогда как души иудеев происходят от духа Святаго Бога», – убеждает своих соотечественников рабби Менахемь. Также рассуждает и рабби Жалкю, который говорит: «Одни евреи имеют право называться людьми, а гои, которые происходят от духа нечистаго, должны называться свиньями». (архиепископ Алексий (Дородницын). Мораль талмуда).

    При этом не жидо-нацисты, с их стремлением к своему тысячелетнему рейху, есть высшее иерархическое звено этого сатанизма. Смысл деятельности высшего звена та же, что и у их отца-диавола – уничтожение человечества с предварительным убийством душ погружением в содомскую реальность. «…Ибо он был человекоубийца от начала…» (Иоан.8:44). И цифровой контроль, как и спаянное с ним цифровое принуждение будут здесь выступать главным техническим средством.

    Именно из этого вытекает чрезвычайная опасность цифровизации.

    Комментарий by Анатолий — Май 27, 2020 @ 12:40 дп

Leave a comment

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте