Новости



Если завтра война

Facebook
Пашинян над пропастью

Владислав Шурыгин о том, что война в Нагорном Карабахе всё ближе к драматическому эндшпилю.


Первоначальные прогнозы военных экспертов о том, что война в Нагорном Карабахе приведёт к скорому и взаимному истощению сил противников, позиционном тупику и началу мирных переговоров не оправдались.

Многочисленные данные указывают на то, что за месяц боёв военный потенциал армии Нагорно-Карабахской Республики оказался, если не подорван, то очень сильно истощён. При этом, армия Азербайджана свой боевой потенциал сохраняет, продолжает наступать и постепенно продвигается вглубь Карабаха. Потери армии НКР весьма велики. Точные данные минобороны НКР не оглашает, но по нашим военным источникам за месяц боёв АНКР потеряла больше 6000 убитыми и ранеными, что составляет больше 30% от её довоенной численности. Было потеряно не менее 110 танков — почти 40% общей численности, не менее 12 РСЗО — 30%, около 100 орудий и миномётов — больше 25%, не менее 6 ЗРК «Оса» — 60%. Было уничтожено больше 100 крупных складов боеприпасов, ГСМ и вооружения.

Конечно, всё это время армия пополнялась техникой из Армении, резервистами из НКР, Армении и армянских диаспор других стран. Кроме того, в состав армии НКР негласно вливались регулярные подразделения армии республики Армения, но и это не смогло компенсировать большие потери, и всё больше признаков указывают на истощение материальных запасов для ведения войны, снижения боеспособности армянских войск и деморализацию личного состава.

Об этом свидетельствует всё возрастающий поток трофеев армии Азербайджана и продвижение её вглубь Карабаха. В многочисленных армянских пабликах родственники солдат всё чаще жалуются на то, что войска начинают испытывать острую нехватку боеприпасов, ГСМ, медикаментов и запчастей.

Особенно снарядов к артиллерии и средств ПВО. Всё это угнетающе действует на воюющих солдат, вызывает их недовольство и приводит к тому, что, под давлением наступающих азербайджанских частей, армянские войска всё чаще отходят без серьёзного сопротивления, оставляя один район за другим. На сегодняшний день под контроль азербайджанской армии перешло уже больше половины, удерживаемых ранее НКР азербайджанских районов. Вчера армянскому министерству обороны пришлось признать потерю очередного райцентра — города Губатлы. А это означает, что азербайджанская армия почти в упор подошла к, так называемому, «лачинскому коридору» — стратегической дороге, соединяющей Степанакерт с армянским Горисом — основной трассе, связывающей республику Нагорный Карабах с Арменией. Если азербайджанцам удастся перерезать эту трассу, то положение НКР станет катастрофическим. Республика окажется в полной изоляции и окружении.

Пока азербайджанские войска приостановили наступление, и не спешат перерезать пуповину связывающую Степанакерт с Ереваном, ограничиваясь артиллерийскими ударами и воздушной охотой своих дронов за, перемещающейся по трассе военной техникой и грузовым транспортом.

В этой, благоприятной для себя, оперативно-тактической обстановке военное и политическое руководство Азербайджана всячески уклоняется от исполнения своих первоначальных заявлений о готовности остановить боевые действия и сесть за стол переговоров. В азербайджанских войсках царит победное настроение. Ежедневные военные сводки с названиями всё новых освобождённых сёл и городов вызывают эйфорию в азербайджанском обществе, которое, после первоначальных опасений и страха получить новый разгром, аналогичный военной катастрофе 1992 года, теперь единодушно в свое поддержке этой «освободительной войны». И мечтает увидеть азербайджанский флаг над древней столицей городом Шуша и столицей НКР Степанакертом.

Потери азербайджанской армии так же велики — не менее 3500 убитыми и раненными, не менее 40 танков, 50 орудий и САУ, до 10 РСЗО и до 30 БПЛА различных классов. Но в масштабах азербайджанской армии, которая более чем в трое, а с учётом резервистов — почти в пять раз больше армии НКР, эти потери не выглядят критическими, а на фоне военных успехов — так и вообще — умеренными и оправданными!

За месяц боёв азербайджанское военное командование всё более уверенно и умело управляет войсками, а сами войска приобрели боевой опыт и уверились в своем превосходстве над противником и способности его побеждать. Основная ставка делается на огневое и воздушное превосходство, когда, выявленные в ходе продвижения наступающих групп, позиции армянских войск накрываются огнём артиллерии, а ударные беспилотники и барражирующие боеприпасы выполняют задачи по высокоточному поражению, недоступных артиллерии объектов и целей, воспрепятствуют подвозу подкреплений, боеприпасов и ГСМ. Только после полного подавления сопротивления противника вперёд идёт пехота, фактически, зачищая, уже оставленные армянскими войсками руины их опорных пунктов. Тактика не самая современная, и не блещущая оригинальностью замыслов, но вполне эффективная в условиях полного технического превосходства и господства в воздухе.

Нынешнюю обстановку боевых действий часть экспертов связывает с необходимостью подтянуть резервы для начала штурма самого Нагорного Карабаха, но другие в этой задержке склонны видеть политические решения. Некий, заранее оговоренный между Россией, Ираном и Турцией план, по которому Азербайджан может провести военную операцию по освобождению удерживаемых армянами территорий, но должен удерживаться от непосредственного вторжения в Нагорный Карабах, передавая решение этого вопроса дипломатам за столом переговоров.

Ближайшие дни покажут, какая из этих точек зрения верная. Если переговоры всё же начнутся, значит, возможно, дальнейшей эскалации конфликта удастся избежать, но если Азербайджан лишь взял передышку и собирается силами для нового наступления, то тогда ситуация выходит на совершенно иной уровень.

И тут возникает главный вопрос — смогут ли Армения и НКР переломить неудачный для себя ход войны, или они эту войну проиграют, потеряв Нагорный Карабах окончательно?

Очевидно, что, имеющимися в распоряжении командования НКР силами, нанести серьёзное поражение азербайджанской армии не удастся. Выстроить новую полосу обороны, которая превратит горы Нагорного Карабаха в неприступные крепости, уже нет времени, и, даже, если армянским частям удастся остановить азербайджанцев в труднодоступной горной местности, то, как уже было сказано раньше, в случае блокирования «лачинского коридора», отрезанный от большой Армении, в условиях наступающей зимы, Нагорный Карабах окажется в катастрофическом положении. При этом, у азербайджанской армии останется главное преимущество — превосходство в воздухе, что позволит ей беспрепятственно и методично превращать окруженную республику в мёртвую зону, уничтожая не только военные цели, но и объекты социальной и экономической инфраструктуры. Крепости Масада из Карабаха может не получиться.

Всё это приводит к выводу, что, в случае продолжения наступлении Азербайджана, руководству большой Армении в ближайшее время придётся принимать очень трудное решение — либо начинать полномасштабное военное вмешательство в эту войну, со всеми, вытекающими отсюда для себя последствиями, либо начинать гуманитарную операцию по эвакуации мирного населения Нагорного Карабаха и, в случае утраты контроля над основными населёнными пунктами, переходить к тактике партизанской войны.

При решении вступить в войну, армия Армении может нанести мощный удар во фланг, наступающей с юга группировке азербайджанской армии и, при удачном развитии наступления, повторить известный сценарий окружения украинских войск под Изварино и Иловайском, после чего Азербайджан окажется перед перспективой «тотальной» войны на истощение со всей Арменией, что однозначно приведёт к огромным людским и материальным потерям, и весьма туманной перспективе военной победы. Но это вступление в войну Армении может запустить и целый ряд других военных сценариев.

Один из них — военное вмешательство Турции, которая может попытаться с территории Нахичевани под видом развёрнутых здесь частей азербайджанской армии, нанести удар по Армении с целью прорыва коридора в Азербайджан (около 60 километров) и переброски туда своих войск — скорее всего иррегулярных отрядов боевиков, набранных на подконтрольной Турции территории Идлиба. Очевидно, что вступление в войну Турции, даже под видом азербайджанских частей, расположенных на территории Нахичеванской автономной республики, не может не вызвать реакцию России, которая, имея военные базы в Армении, будет вынуждена принимать решение, либо об их эвакуации, либо о вступлении в эту войну в самых невыгодных для себя условиях т.к. военных сил России здесь явно не достаточно для ведения войны с Турцией, а перебросить их сюда Москва может только через территорию Грузии, которая сегодня де-юре и де-факто полностью поддерживает Баку. Такой сценарий выглядит абсолютно нереальным.

Любое прямое вмешательство Турции не может не вызвать реакции Ирана, для которого наличие азербайджанского меньшинства (16% населения страны) в пограничных с Азербайджаном районах это серьёзная проблема, регулярно напоминающая о себе волнениями и выступлениями. Именно поэтому сейчас на границу с Арменией перебрасываются части «Стражей исламской революции» — самые боеспособные и фанатично преданные исламскому руководству «силовики», готовые, в случае любых волнений, обеспечить тут порядок.

Сценарий эвакуации мирного населения Карабаха и отвода оттуда войск, хотя и логичен в случае, если сопротивление армии НКР будет окончательно сломлено, но, фактически, невозможен, так как независимость «древнего Арцаха» — Карабаха краеугольный камень государственной идеологии современной Армении, важнейшая духовная скрепа армянского общества. Сдачу Карабаха армянское общество Пашиняну просто не простит. Поэтому, даже в условиях стремительно тающего потенциала сопротивления и продвижения противника всё ближе непосредственно к Карабаху, все заявления премьера Пашиняна носят исключительно воинственный и наступательный характер. Но сам Пашинян отлично понимает, что одними словами и лозунгами ход войны не переломишь.

Остаются ещё два варианта — расписаться в собственном бессилии, подать в отставку и уйти, переложив решение этих проблем на плечи тех, кто поднимет власть с пола премьерского кабинета после него. Второй вариант — остановка войны и начало мирных переговоров на условиях Баку, но он мало чем отличается от, фактической, капитуляции…

У Пашиняна была надежда, что в ситуацию смогут вмешаться внешние игроки, имеющие авторитет и механизмы воздействия на Азербайджан и Турцию. Попытка призвать в посредники Францию провалилась, даже не дойдя до каких-либо консультаций. Турция, а вслед за ней и Баку категорически отвергли Францию как посредника. За тем посредническую роль взяла на себя Россия. Её авторитет и влияние смогли убедить Азербайджан и, стоящую за ним Турцию согласиться на переговоры. Этому способствовали крайне скромные успехи на фронте, когда армия Азербайджана с огромным трудом взламывала оборону Карабаха и, казалось, наступление выдыхается, а ресурсы и резервы армян далеки от истощения. Перемирие было заключено, но продержалось очень недолго — азербайджанская армия, наконец, смогла прорвать оборону и начала развивать наступление. Смысл в переговорах исчез.

В этих условиях Пашинян попытался найти посредника в лице президента самой мощной мировой державы — США — Дональда Трампа, отправив к нему своего министра иностранных дел Зограба Мнацаканяна. Его принял госсекретарь Майк Помпео, который за тем созвонился и провел беседу с главой МИДа Азербайджана Джейхуном Байрамовым, после чего заявил, что при посредничестве США заключено долгосрочное и эффективное перемирие, добавив тем самым Трампу несколько тысяч голосов благодарных американских армян. Но и это перемирие продержалось лишь несколько часов. Война продолжилась, а американский истэблишмент мгновенно забыл и об Армении, и об Азербайджане, и о Карабахе, погрузившись в последнюю предвыборную неделю. Стало очевидно, что и США не помогли.

Больше никаких внешних игроков, способных повлиять на Алиева и Эрдогана не осталось. А война продолжается. И она всё ближе к драматическому эндшпилю.

И, в случае продолжения наступления азербайджанской армии, премьеру Пашиняну не остаётся ничего другого, как принимать самые важные в современной истории Армении решения, от которых будет зависеть и будущее Карабаха, и будущее Армении и его собственное будущее. Причём «хороших» решений тут просто нет…

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте