Новости



Если завтра война

Facebook
Великобритания становится всё меньше. Почему независимость Шотландии – вопрос времени. Недалёкого
У Лондона нет безболезненных вариантов решить проблему шотландского сепаратизма.

Теоретические разговоры о том, что угроза внутреннего сепаратизма в Великобритании ещё себя проявит, после недавних выборов в парламент Шотландии могут смело сменяться прочной уверенностью: это случится в самом ближайшем будущем. На выборах победила Шотландская Национальная Партия, которая шла под лозунгами отделения от Англии, и уже с ходу создала союз с местными «зелёными» для полного контроля парламента в собственных сепаратистских целях.

Все мы помним неудавшийся «экзит» Каталонии из Испании и невольно сравниваем эти два случая. Они сильно отличаются: в случае Каталонии ЕС был ни на йоту не заинтересован в возникновении нового государства на собственной территории, да ещё и с крайне неясным и конфликтным статусом, и потому не оказал на малейшей поддержки каталонцам. А вот с Шотландией – дело совершенно иное!

Если Каталонию вряд ли кто-то бы принял в ЕС (а без этого выживание в центре Европы вряд ли бы было возможно), то Шотландию, скорее всего, охотно примет – хотя бы просто потому, что отношения Великобритании с ЕС после «Брекзита» начали портиться тут же, просто моментально – вспомним хотя бы буквально вчерашний горячий спор из-за рыболовства в Ла-Манше. На Лондон в Брюсселе откровенно злы и вряд ли откажут тем «перебежчикам из стана врага», которые нанесут Британии «удар в спину».

Итак, «принимающая сторона», скорее всего, согласна. Но смогут ли шотландцы провести референдум и, самое главное, отстоять его результаты?

Главное, что нужно понять: идея независимости в Шотландии – это не радикальная маргинальщина, а самый натуральный мейнстрим, респектабельный, впитавшийся абсолютно во всю риторику местного политикума и общества. Более половины шотландских избирателей (плюс-минус несколько процентов) – сторонники независимости, а это огромные цифры с точки зрения социальной психологии. О независимости говорят уже несколько десятков лет, начиная с лозунга «Это шотландская нефть», выдвинутого в 70-е годы прошлого века, когда в Северном море началась добыча полезных ископаемых. На независимость там заточено всё – в первую очередь, последовательное отвоевание полномочий у Лондона. В Эдинбурге давно действует собственный парламент, компетенция которого определяется двумя законодательными актами от 1998 и 2016 годов, причём последний (напомним, тогда как раз прошёл первый референдум об отделении, почти победивший) существенно расширил шотландские полномочия.

А самое главное, шотландцы и без вопроса возвращения в ЕС тщательно культивируют собственную особость и отдельность: 56% жителей Шотландии, по опросам, считают себя в первую очередь шотландцами, и лишь 12% ставят впереди общебританскую идентичность. Ну, извините, почти тысячу лет собственной государственности, иная языковая группа, кельтская кровь, религиозная конфессия и многое другое – всё это слишком очевидно и работает исключительно на разделение.

Лидер ШНП Никола Стерджен, на минуточку, в 2018 году по общебританскому опросу была признана самой влиятельной женщиной Соединённого Королевства. Влиятельнее королевы!

И вот наступил решающий этап схватки. Сразу же после победных выборов Стерджен заявила, что её главная и единственная цель – референдум, и что он обязательно пройдёт в её срок. Борис Джонсон отреагировал возражениями, но Стерджен ответила: «Будущее Шотландии определяет только народ Шотландии, и ни один вестминстерский политик не должен и не может этому препятствовать».

И вот начинается самое интересное! А дальше-то что?

Почти наверняка референдум будет проведён и на нём победят сепаратисты. А их победа обернётся не переменчивой махновщиной, а будничной работой всех уже имеющихся органов власти, которые продолжат заниматься своим делом, просто – в новом государстве. Там уже всё готово – от парламента до министерств. И крайне авторитетный лидер в наличии. Поезд мчит по готовым рельсам.

Как отреагирует Лондон?

Рассмотрим первый и довольно неожиданный вариант: благожелательно. Ну, по крайней мере, нейтрально. Это звучит не так уж странно, если знать подоплёку. Шотландия – дотационный регион и каждая неделя её содержания обходится Лондону в 200 миллионов фунтов, а ВВП её – менее 10% от общебританского. Более того, коренные англичане почти равнодушно относятся к перспективе разделения: по опросам, 45% англичан не против такого сценария. То есть, ни правительству, ни народу не придётся давить друг на друга, убеждая «вернуть заблудшие души». В конце концов, в Шотландии живёт несчастных 5 миллионов человек и остальные 60 миллионов британцев вряд ли впадут в шок от таких «потерь» в общенациональной семье. Ну и, чисто психологически, кому нужна та Шотландия – склизкое, холодное и серое место?..

Но всё не так просто! И негативная реакция Лондона вероятна куда более!

Ну, просто навскидку: британские вооружённые силы лишаются ни много, ни мало своей главной базы размещения ядерного оружия – «Клайд», где базируются стратегические атомные подводные лодки. Бабах – и обороноспособность Соединённого Королевства на неопределённый срок резко падает.

Далее, как-никак территория Великобритании уменьшается на треть. По населению потери малозаметные, а вот по территории – просто шокирующие. Бабах – и без того не самая обширная британская земля скукоживается почти вполовину по длине.

А ведь сам по себе шокирует тот факт, что впервые за триста лет на Острове возникает ЧУЖОЕ государство, помимо Великобритании. На Острове, который давно стал в сознании англичан считаться чем-то настолько неприступным и безопасным, что все беды и проблемы могут быть только там, за проливом. А теперь…

Ну, и по мелочи: Великобритания лишается почти всего рыболовного флота и добычи нефти и газа в Северном море. Ерунда, конечно, по сравнению с финансовыми махинациями в Сити, но всё-таки, знаете, реальный сектор экономики…

Ах да, тут уже все активно заговорили, что Шотландией дело не ограничится: обратно в ЕС решила просится Северная Ирландия, да и в Уэльсе сторонников независимости набралось аж 23 %. Мы ведь все помним, что распад СССР начался с Прибалтики, но не закончился ею.

Поэтому почти наверняка в Лондоне будут что-то предпринимать по остановке всего этого сценария. Но как?!

Всё упирается в то, что референдум будут проводить не какие-то фрики, а самые настоящие, легитимные, избранные органы местной власти. Запретить их, разогнать, аннулировать полномочия? А что потом – как провести новые выборы, если за них в регионе большинство? Просто отменить шотландский парламентаризм? Крайне рискованный шаг, противоречащий абсолютно всем традициям британской государственной культуры. Не говоря уже о том, что в XXI веке люди отлично научились в «цветные революции» и могут просто захватить органы власти без всякого парламента или создать быстро новые, свои.

Получается дилемма: либо абсолютно карательными методами столетней давности (сравнимыми, скажем, с беспределом тогдашних «нацбатов» – так называемых «чёрно-пегих» – в Ирландии) полностью замарать кровью свою репутацию цивилизованного государства. Либо ограничится полумерами, которые в условиях прохождения точки невозврата уже не помогут, а просто радикализируют сепаратистские настроения. И так плохо, и так нехорошо.

Но ясно одно: это всё создаст такую ПРОБЛЕМУ для Лондона, что его последние потуги стать новым центром геополитического влияния станут десятым делом на фоне внутренних вызовов.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте