Новости



Если завтра война

Facebook
Иран и США — на пороге ядерной сделки… или войны
Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что у Ирана осталось всего «несколько недель», чтобы вернуться в ядерную сделку, прежде чем Соединенные Штаты рассмотрят «другие варианты». Эти слова прозвучали 14 января на фоне продолжающихся переговоров между Тегераном и Вашингтоном по ядерной сделке, известной как Совместный всеобъемлющий план действий (JCPOA).

Сделка была заключена в 2015 году. Она предоставила Ирану облегчение от санкций в обмен на ограничение его ядерной программы. Иран получил тогда возможность продавать нефть, отказавшись обогащать уран выше 3,7% (это означало, что страна использует уран лишь в гражданских целях). Кроме того, Иран согласился тогда допустить международных инспекторов на свои ядерные объекты.

Однако, не смотря на соблюдение Ираном этих договоренностей, бывший президент Дональд Трамп отказался от сделки в 2018 году и вновь ввел экономические санкции против Ирана — самые тяжелые за всю его историю. Было введено более 1000 санкций, направленных против всех отраслей иранской экономики. Наряду с внутренним неэффективным управлением страной, это стало причиной экономической катастрофы: сегодня по разным оценкам от 60 до 80% иранцев находятся за чертой или в районе черты бедности. Безработица по неофициальным данным достигает 30%.

Спустя год, Иран, который до этого в одностороннем порядке выполнял условия сделки, отказался от них и стал обогащать уран, приближаясь к оружейному уровню 90%. В настоящее время Иран приблизился на несколько недель или месяцев к производству достаточного для создания ядерного устройства количества высокообогащенного урана. Ракетная программа страны так же весьма развита и считается, что Ирану потребуется не более года для того, чтобы интегрировать ядерное устройство с ракетной системой. Тогда он получит полноценное ядерное оружие.

Президент США Джо Байден попытался возобновить сделку, если Иран откажется от своих нарушений правил. Переговоры, направленные на спасение JCPOA, возобновились в конце ноября после пятимесячного перерыва, последовавшего за избранием жесткого консервативно настроенного президента Ирана Эбрахима Раиси.

«У нас очень, очень мало времени, — сказал Блинкен в четверг. — Они делают успехи, которые будет все труднее обратить вспять, потому что они учатся чему-то; они делают новые вещи в результате того, что вышли из ограничений, наложенных на них соглашением».

Поскольку Иран отказывается напрямую встречаться с Соединенными Штатами в Вене, специальный посланник США по Ирану Роберт Мэлли и его команда переговорщиков участвуют в переговорах косвенно, через посредников. В последние недели официальные лица США сообщали о «скромном прогрессе» на переговорах, но также предупреждали, что есть и другие варианты, если дипломатия потерпит неудачу.

«У нас, я думаю, осталось несколько недель, чтобы понять, сможем ли мы вернуться к взаимному соблюдению сделки», — сказал Блинкен. Его слова цитирует издание Аль-Монитор.

Основные проблемы связаны с тем, что Иран требует, чтобы Соединенные Штаты сняли все санкции до того, как Иран обратит вспять любое из своих нарушений сделки. Он также требует, чтобы любая будущая сделка содержала гарантии того, что Вашингтон не откажется от своих обязательств, как это сделал Трамп через три года после того, как президент Барак Обама подписал соглашение в 2015 году. Например, обязательство США соблюдать условия ядерной сделки могут быть записаны в качестве закона, принятого Конгрессом. Логика Ирана следующая — какой смысл в сделке, если вы в любой момент можете легко выйти из нее, как поступил Трамп? Придет новая республиканская администрация и все отменит. Нам нужны гарантии.

Но администрация США заявляет, что такие гарантии невозможны и отказывается их обсуждать. Например потому, что в Конгрессе было бы чрезвычайно сложно принять такой закон из-за большого числа его противников, а еще по той причине, что администрация не хочет связывать себе руки. Ряд условий ядерной сделки истекают в 2025 и 2030 годах, и может получиться, что тогда с Ирана будут автоматически сняты обязательства по ней, а США будет сложно снова ввести санкции. Словом, США не идут навстречу Ирану в этих вопросах.

Но, возможно, самая главная новость была опубликована на страницах журнала политического класса США, Foreign Affairs, в начале декабря 2021 года. Издание сообщило, что высокопоставленный американский чиновник заявил: «Беспокойство вызывает то, что в первом квартале следующего года прорыв Ирана к ядерному оружию начнет приближаться к пределу погрешности… Представители МАГАТЭ лично посещают Иран только раз в неделю… Мы можем попасть в такой период, когда они, находясь в пределах погрешности, смогут все построить и быстро получить одну бомбу [из высокообогащенного урана]».

И тем не менее, в последние недели в переговорах наметился прорыв. Военные и политики Израиля, которые лучше всех (кроме самих иранцев и американцев) осведомлены о происходящем, с начала января делают заявления о том, что возвращение к ядерной сделке, по всей вероятности произойдет. Министр иностранных дел Израиля Яир Лапид указал 3 января, что вовлеченные в переговоры мировые державы движутся к ядерной сделке или к временному соглашению, которое приведет к этой цели. Израиль критически настроен по отношению к сделке, но за кулисами его политики говорят, что похоже у них уже нет выбора и сделке быть. Это ввергает их в пессимизм, как отмечает хорошо осведомленный израильский журналист Бен Каспит.

Обнадеживающие сведения поступили и из Ирана. 9 января иранский парламент проголосовал за бюджет государства на 2022 год. Перед голосованием чиновники посоветовали законодателям проголосовать за бюджет, потому что «правительство находится в ситуации, когда бюджет является одновременно политическим и экономическим». По-видимому, это относится к завершению переговоров о возобновлении ядерной сделки и к возможной отмене или сокращению санкций. Правительство прогнозирует, что в следующем году будет экспортироваться 1,2 млн баррелей нефти в день. Сегодня Иран экспортирует от 700 тыс до 1 млн баррелей, главным образом в Китай. Без снятия санкций он не сможет увеличить эту цифру. Напротив, если сделки не будет, США постараются перекрыть и этот поток.

Мы немного запутались: так что будет? Возвращение к сделке или война между США (и их союзниками, прежде всего Израилем) и Ираном? Этого никто не знает, но ясно одно — ситуация подошла к критической черте. Все решится в ближайшие несколько недель или, максимум, месяцев. Либо произойдет возвращение к сделке, либо переговоры будут прерваны и тогда стороны начнут, по всей вероятности, готовится к военным операциям.

Впрочем, Блинкен не уточнил, каким будет план Б. США могут и не развязывать бомбежки Ирана, но ввести против него новые санкции. Например, они могут попытаться перекрыть остатки иранского нефтяного экспорта в Китай. С высокой вероятностью Китай подчинится.

До сих пор, все прогнозы о масштабном экономическом сотрудничестве КНР и Ирана не срабатывали — Китай не хочет инвестировать в Иран, пока Иран под санкциями. Имеющиеся соглашения о китайских инвестициях в Иран — это пока не более, чем указание на будущие возможности. Товарооборот Китая и США в 2021 году вырос на 28,7%, составив $755,64 млрд. В то же время, с января 2021 года по конец ноября объем коммерческих обменов Ирана его ведущим торговым партнером — Китаем, достиг всего 13,13 млрд. долларов, что на 3% меньше, чем за соответствующий период 2020 года. Китай не хочет рисковать своей торговлей с Америкой и терять гигантский рынок США, ради Ирана. Он не станет подставляться под санкции.

Но Иран с высокой вероятностью ответит на новые санкции эскалацией боевых операций против США на Ближнем востоке (так он поступал до сих пор). Так что вероятность крупного военного столкновения США и Ирана резко возрастет.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте