Новости



Если завтра война

Facebook
Частичная мобилизация изменит сущность всей СВО
Какие задачи будут поставлены перед теми сотнями тысяч новых военнослужащих, которые будут отмобилизованы для проведения специальной военной операции на Украине? Этих задач несколько, и некоторые из них имеют принципиальное значение. Пополнение должно изменить сам характер ведущихся на Украине военных действий.

В связи с частичной мобилизацией, прежде всего, можно встретить утверждения, что ее главной задачей является установление надежного контроля за уже освобожденными на Украине ВС РФ территориями. Грубо говоря, эшелонировать линию фронта.

Это подразумевает переход к оборонительным действиям на николаевско-криворожском и запорожском направлениях и в общем векторе на Харьков. Что несколько расходится с концепцией референдумов в Запорожской и Херсонской областях, поскольку они подразумевают вхождение в состав РФ всей «списочной» территории регионов в том формате, в каком они нарисованы на картах Украинской ССР. Ранее та же история случилась с ДНР и ЛНР, которые были признаны как государства именно в старых границах.

Но насытить фронт личным составом действительно крайне необходимо. По грубым подсчетам, чисто количественно ВС РФ и союзники отстают от принятых в военной науке нормативов (количество солдат на километр фронта) примерно в четыре раза.

Причем на ряде участков еще больше, поскольку в тех зонах, где ведутся наступательные действия, концентрация войск и средств значительнее. Туда оттягивают оперативные резервы, а в свою очередь другие фрагменты фронта, на которых отмечается длительное затишье, ослабевают. На оперативно-штабном уровне начинается что-то вроде японской игры го, в которой одна из форм стратегии заключается в том, чтобы численно задавить линию противника путем переброски туда фишек.

Противник же давно перешел на принципы тотальной войны и не считается с потерями и количеством мобилизованных. Украинская сторона располагает почти безграничным (для данного ТВД) мобилизационным ресурсом, поскольку у них нет никаких ограничений по призыву. Мобилизация на Украине тотальна, в ВСУ забирают уже и пожилых людей, и тяжело больных, и даже инвалидов. В таких условиях противник может формировать то, что он называет оперативными резервами, и забрасывать передний край живой силой в бесконечных попытках контрнаступлений.
Это одна из худших тактик войн середины ХХ века, но противник ее использует, а значит, на это надо реагировать. Следовательно, значительная часть мобилизованных должна просто наполнить собой линию фронта, ликвидировав тем самым опасное численное преимущество ВСУ.

На южном участке фронта передовая идет прямо по степи. Там гораздо меньше населенных пунктов, за которые можно зацепиться, нежели в промышленном и густонаселенном Донбассе, где любой населенный пункт легко превращается в крепость. И сейчас количественно очень сложно создать на этом направлении полноценную завесу. Приходится так же, как и в Донбассе, цепляться за каждый населенный пункт.

С другой стороны, именно в Донбассе приходится сталкиваться с эшелонированной обороной ВСУ, для прохождения которой имеющихся сил также недостаточно. Нормативы по численности личного состава при наступлении и обороне все-таки придумывались не с потолка, они кровью написаны.

Ранее некоторые специалисты говорили о возможности формирования в ВС РФ с нуля целого армейского корпуса. Однако не принято распылять силы крупного воинского формирования, следовательно, этот корпус мог быть применен только целиком и в некоем одном месте. Иными словами, новый армейский корпус предполагался для подготовки крупной наступательной операции, причем не на Донецком участке фронта. Сейчас не время гадать, где именно это могло бы произойти. Концепция изменилась, и скорее всего, никаких новых крупных воинских подразделений с нуля из мобилизованных формировать смысла уже нет.

С другой стороны, уже понятно, что перед отправкой на фронт все мобилизованные пройдут переподготовку. Поскольку предполагается, что это люди опытные и уже обученные, то много времени на это не потребуется. Это время будет потрачено на боевое слаживание. То есть в зону специальной военной операции будут прибывать уже готовые экипажи (танков, БМП), расчеты (артиллерии, РСЗО, ПВО) и подразделения (разведчиков ближнего боя). А такие ячейки легко могут влиться в уже существующие подразделения, и таким образом их можно как бы «распылить» по всему фронту. Особенно там, где требуется усиление в связи с поставленными задачами.

А именно поставленные перед группировкой задачи и будут определять, где и какими силами будет проводиться такое усиление. Группировка численностью примерно в полмиллиона человек с современным оружием не может стоять на месте. Почти наверняка следует ожидать от ВС РФ наступательной активности, причем куда более интенсивной, чем это было в последние несколько месяцев.

Следовательно, другая часть мобилизованных после подготовки по боевому слаживанию должна усилить собой те подразделения, которые войдут в первую очередь в наступательные группировки. Такой рост численности пройдет незаметно для противника, поскольку не будет производиться смена частей на передовой. У частей просто появятся новые батальонные группы. Такое усиление практически невозможно определить визуально и даже электронными способами.

Сложно предвидеть, какие именно направления будут усиливаться условной завесой, а какие готовиться под наступления. Есть, конечно, вещи очевидные (степные участки фронта надо усиливать однозначно, как и районы севера ЛНР и угледарское направление в ДНР). С другой стороны, никто не отменял и возможности продолжить наступление на Николаев – Одессу или севернее на Кривой Рог.

Но есть и еще один нюанс. Учитывая тактику ВСУ, крайне необходимо «выключить» все дальнобойные артиллерийские системы и РСЗО, поставленные Украине Западом, а также всю украинскую тактическую ПВО. Это оружие бьет по гражданским объектам. Весь этот оркестр должен замолчать. А для контрбатарейной борьбы требуются опытные артиллеристы, наводчики, операторы БПЛА и разведчики.

И, наконец, еще одна группа мобилизованных резервистов может представлять условно тыловую составляющую. Речь идет не о чисто тыловых структурах, а о новых подразделениях, которые могут нести гарнизонную службу на освобожденных территориях. Они должны совмещать в себе как полицейско-охранные функции, так и представлять из себя тот самый оперативный резерв легкой пехоты, которого вечно не хватает, когда он так нужен.
Эта градация, конечно, условна, поскольку мобилизационные команды формируются под конкретное целеуказание. Принципиальным здесь выглядит желание насытить фронт не просто завесой, а превратить задействованную в СВО группировку в некий ударный кулак,

в котором доля специалистов будет если уж не превышать численность «простой» пехоты, то уж точно значительно повысится. А это изменит сам характер военных действий.

Прежде всего, ВС РФ смогут более не отвлекаться на условно «слабые», то есть не обеспеченные количественно участки фронта. Кроме того, можно будет забыть о постоянном затыкании дыр путем перебрасывания сил с одного участка на другой. Появится оперативный резерв.

Планирование наступательных операций приобретет регулярный характер, и наступлений можно будет осуществлять несколько – одновременно на разных участках фронта. И, наконец, с помощью нового подкрепления могут быть купированы последствия применения западных образцов вооружения, которые в последний месяц стали преобладать в составе ВСУ.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте