Новости



Если завтра война

Facebook
Франция при продаже вертолетов приравняла Украину к Африке
Разбившийся в среду близ Киева вертолет Eurocopter H225 Super Puma, на котором погибла верхушка МВД Украины, не использовался в Европе, так как считался опасным из-за своих конструктивных недостатков. Но в 2018 году Киев закупил у Франции партию таких «Еврокоптеров». Эксперты говорят, что Париж побоялся бы продать H225 другой стране ЕС. Почему же эти вертолеты оказались на Украине?

Рухнувший в среду в Броварах близ Киева вертолет Eurocopter H225 Super Puma Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям, в котором, среди прочих, погиб глава МВД Украины Денис Монастырский, входил в партию машин, закупленных у Франции в 2018 году.

После авиакатастрофы в Броварах – одного из крупнейших небоевых ЧП последнего времени – одной из тем обсуждения в прессе и соцсетях стало качество этих «Еврокоптеров», которые были закуплены Украиной в президентство Петра Порошенко для гражданских нужд.

В частности, отмечалось, что машины Super Puma имеют дурную славу. Были случаи, когда от машины отделялся в полете несущий винт, страдая «потенциально катастрофическим сбоем в конструкции», отмечал Telegram-канале украинского издания «Страна.UA».

Такие выводы экспертов еще в 2016 году публиковали западные СМИ после того, как в 2009 году в море у берегов Шотландии на этом вертолете разбились 14 человек. В отчете утверждалось, что в редукторе вертолета Super Puma была выявлена серьезная проблема, связанная с повреждением подшипников. Она же называется вероятной причиной крушения этого вертолета и в других случаях начиная с 1980 года.

На фоне всего этого производитель вертолета – компания Airbus Helicopters – подтверждала проблемы с редуктором и объявляла о «временных действиях» по замене деталей. Правда, пять лет назад запреты на полеты Super Puma во многих странах были сняты – производитель уверял, что устранил неисправности.

Экземпляр, потерпевший крушение, был куплен в рамках подписанного в мае 2018 года в Париже между правительствами Украины и Франции «Соглашения о создании единой системы авиационной безопасности и защиты» на Украине, указал в своем Telegram-канале журналист и оппозиционный политик Анатолий Шарий.

Он напомнил, что договор предусматривал поставку 55 вертолетов примерно за 555 млн евро при стоимости каждой новой машины от 21 млн до 28 млн евро. Все дело в том, что это были не новые вертолеты. Речь, среди прочего, шла о Н225, выведенных из эксплуатации канадской компанией CHC Helicopter после катастрофы в Северном море в 2016 году, когда погибли 13 человек (очевидцы сообщали, что непосредственно перед крушением несущий винт отделился от корпуса вертолета).

В ходе расследования Европейское агентство авиационной безопасности (EASA) выявило проблему с несущим винтом и выпустило директиву, по которой к июлю 2016 года эксплуатация 80% мирового парка Н225 была приостановлена. Вскоре ряд стран возобновили полеты на этих вертолетах, но некоторые операторы H225 подали иски против производителя, утверждая, что машины им были проданы в дефектном состоянии из-за «врожденного» недостатка.

В итоге балансовая стоимость даже весьма новых Н225 в 2017 году оценивалась всего в 4 млн долларов. Интересно также, что на покупку своих же потенциально опасных вертолетов французская сторона предоставила Киеву кредит в размере 475 млн евро под 1%. «Уже тогда говорили о коррупционной составляющей этой странной сделки», – пишет Шарий.

Общественность и эксперты на Украине также критиковали Киев за эту сделку еще и в свете того, что за месяц до подписания украинско-французского соглашения запорожский завод «Мотор Сич» презентовал новый гражданский вертолет «Надiя». Сообщалось, что машина предназначена для патрулирования дорог, мониторинга трубопроводов и газопроводов, для использования подразделениями ГСЧС, санавиации, Госпогранслужбы и для других оборонных целей. Но Киев этого попросту не заметил.

«В предыдущих авариях фигурировали проблемы с редуктором, и, возможно, одной из причин поставок этих вертолетов Украине были технические проблемы и приостановка эксплуатации машин в ряде стран», – пояснил эксперт Центра анализа, стратегий и технологий (АСТ Центр) Сергей Денисенцев.

Что касается схемы продажи вертолетов Киеву, то, по словам эксперта, кредитование покупки авиатехники или предоставление ее в лизинг – абсолютно нормальная международная практика и это не говорит о коррупционности. «Другое дело, что речь идет об Украине времен Порошенко, поэтому весьма вероятно, что коррупционная составляющая там была. Но проводить логическую линию от этого непосредственно к аварии пока рано – до окончания расследования», – заметил он.

Эксперт по вертолетам Вадим Михеев напомнил, что уже 10 лет назад возникли сомнения в надежности Н225. «У этих вертолетов разваливается редуктор из-за перегрузки. Вертолет долго модернизировали, вес вырос с 6,5 до 11 тонн. Это была попытка французов из маленькой машинки размером с К-62 сделать Ми-8. Но у каждой техники есть предел модернизации, им нужно было делать новую машину», – сказал Михеев газете ВЗГЛЯД.

По его словам, после второй катастрофы данного типа вертолетов в 2016 году были введены ограничения на эксплуатацию – через каждые 100 часов полета нужно было проводить разборку.

«Почти все эксплуатанты сочли, что это муторно, дорого и опасно. Н225 в основном использовались для перевозки к буровым установкам, а там высокие требования к безопасности. Поэтому все компании, работающие на офшорах, списали эти вертолеты.
Куда девать около 200 списанных машин, они не знали, а потому решили «пожертвовать» для украинцев по смешной цене, почти даром.

До катастрофы каждый вертолет стоил 25–26 млн евро, а теперь их сбывают за 4–5 млн евро», – напомнил эксперт.

«В ряд стран ранее Франция продавала Super Puma для вооруженных сил, но там было специальное оборудование и прочая «начинка», поэтому так дешево они сбыть их не могли. А тот секонд-хенд, который поставили Украине, вероятно, продали примерно по 5 млн евро за штуку», – отметил собеседник.

«Стоит отметить, что той же Бельгии, например, Франция бы не стала продавать такие машины. Это ж член НАТО, к нему такого отношения у Парижа быть не может. А странам Африки и Украине – пожалуйста», – заметил Михеев.



Добавим, что  Служба безопасности Украины (СБУ) объявила, что учитывает три версии крушения вертолета – помимо технической неисправности, рассматривается возможность нарушений экипажем правил полета и умышленное уничтожение машины.

По оценке МВД Украины, в результате крушения вертолета возле детского сада в Броварах погибли 18 человек, включая троих детей. По данным украинского издания «Цензор.нет», пострадали 29 человек, включая 15 детей. Помимо главы МВД Монастырского, погибли его первый заместитель Евгений Енин и госсекретарь ведомства Юрий Лубкович.

Источник

Русский голос



Слово Пастыря

Вконтакте